Дикарь

Александра Спивакова
pic_2023_12_64.jpg

Двое — толстый и долговязый — замешкались у границы запретной зоны.
– Ты точно знаешь, что это не фейк?
– Он существует. Сто процентов.
– И что, вот прям здесь?
– Не прям здесь, а в Чаще.
– Уверен?
– Да. У меня надежная информация.
– И почему же тогда его до сих пор не поймали? Поисковое спецоснащение сейчас сам знаешь какое! И дроны.
– С дронами и тостер смог бы. Только зачем? Матерый он — вот почему. В совершенстве владеет приемами маскировки. И осторожный. Просто так к себе не подпустит.
– Матерый, говоришь? Если что, мне страховку не выплатят...
– Мне тоже.
– Рискуем!
– Дело того стоит. Я же тебе показывал ориентировку. Редчайший экземпляр. Неограниченное вознаграждение.
– Это хорошо. Но глянь...
– Что?
– Здесь грязно.
– Не преувеличивай. Это не грязь, просто грунт. Сухой.
– Пыль вредна не меньше. Вакуумная чистка обойдется в кругленькую сумму! А если еще и дезактивацию придется делать?
– Спокойно, без паники. Радиационный фон в норме, я проверил.
– Ну а если все-таки не найдем его? Как быть тогда?
– Все получится. Главное — действовать как договорились.
– А почему мне только треть дохода?
– Ну сколько можно об этом? Я же объяснял: информатору тоже причитается.
– Вот пусть бы этот информатор сам и лез в эту Чащу!
– Так! Зря я с тобой связался. Похоже, ты раздумал. Из-за тебя такой шанс упускаю! Скоро здесь будет толпа охотников за раритетами. С дронами. Все планы насмарку.
Толстый резко крутнулся и направился в обратную сторону.
– Погоди. Ты куда? — Долговязый растерялся.
Толстый не ответил.
– Ну, стой же! Ладно, веди дальше.
Толстый вернулся, еще раз быстро проанализировал обстановку, и они пересекли границу.
На всем протяжении пути соблюдали режим молчания. Триангуляцию отключили еще раньше, что уже само по себе было серьезным нарушением, придется как-то объясняться... А затеянное дело было и вовсе запрещенным. За такое... Впрочем, об этом теперь лучше было не думать.
Долговязый поначалу шарахался от каждого куста и каждой ветки, но вскоре освоился и уже двигался по тайному маршруту, не отставая.
Заросли становились все гуще, в сумраке пришлось включить прожекторы. И тут они увидели его!
Дикарь! Он лежал у массивной коряги. Почуяв опасность, задрожал, резко дернулся и тут же обреченно опустил свои ободранные алюминиевые рога. Лопнувшая, с рыжими подпалинами коррозии цепь одним концом валялась на земле, другим — безжизненно свисала с корневища.
– Пришли все-таки… — простонал дикарь.
– Замри, — предупредил толстый. — А то будет только хуже.
Долговязый тем временем проявил недюжинную сноровку. Засуетился, ловко подхватил цепь. Спрыснув и хорошо промыв ее специальным антикоррозийным раствором, с ювелирной точностью починил лазерной сваркой порванное звено. Затем, убедившись, что у цепи нет других, скрытых, дефектов, сделал по всей ее длине защитное нанонапыление. Клацнул магнитным замком, жужжа сервоприводом, выдвинул большой универсальный манипулятор, жесткой хваткой зафиксировал раму, выровнял ее. Попутно малым манипулятором впрыснул в рулевую колонку графитную смазку повышенной стойкости. И наконец накинул цепь на зубья звездочек, к тому времени уже тщательно обработанных напарником. Поинтересовался:
– Покраска точно не нужна?
– Нет, это лишнее, — ответил толстый напарник.
– А вот шины обновить было бы неплохо... — Дикарь мечтательно подмигнул треснувшим зеркальцем: — А?
– Такого уговора не было, — скупо прокоммуницировал толстый робот. — Нам только 3D-принтера тут еще не хватало! Могу отрегулировать давление в шинах. В качестве бонуса.
– Тогда уж и спицы подтяни, что ли.
– Хорошо, — согласился толстый робот.
– Ну и на том спасибо, — ответил повеселевший велосипед.
– Мы сюда не за твоим «спасибо» добирались. Выкладывай обещанный гонорар.
– Вот, бери.
Из брезентового подсумка с мелодичным звоном выпал бронзовый велосипедный звонок — редчайший экземпляр. Музей политехнической старины давал за него уйму элитных опций: профилактическое обслуживание, ремонт по бессрочной гарантии, безлимитную зарядку, мощную оперативку, внеочередное обновление — все что хочешь, в любое время, по высшему приоритету и сверх нормативов. Не надо экономить каждый квант энергии! А главное — VIP-статус в реестре Технополиса!
Толстый поднял звонок, тренькнул бронзовым язычком, оценил тональность и поспешно засунул драгоценность в боковой контейнер с ветошью.
– Ну, бывай здоров! С нашей профилактикой еще сто лет побегаешь. Держись только подальше от коряг.
Долговязый, будто совершая торжественный ритуал, сложил свой большой белый манипулятор, элегантно втянул телескопическую штангу, деликатно клацнул замком и тоже напутствовал дикаря на прощание:
– И дронов остерегайся. Удачи тебе, дружище.
– Спасибо, парни! Уж выручили так выручили.
Прежде чем снова скрыться в Чаще, старый экстремал еще постоял недолго, провожая суетливых роботов мудрым взглядом. Во всей его величественной позе чувствовалась первобытная мощь. Верилось, что он многое повидал. Может быть, даже людей.

pic_2023_12_65.jpg
Иллюстрации Елены Станиковой
Разные разности
Женщина изобретающая
Пишут, что за последние 200 лет только 1,5% изобретений сделали женщины. Не удивительно. До конца XIX века во многих странах женщины вообще не имели права подавать заявки на патенты, поэтому частенько оформляли их на мужей. Сегодня сит...
Мужчина читающий
Откуда в голове изобретателя, ученого вдруг возникает идея, порой безумная — какое-нибудь невероятное устройство или процесс, которым нет аналогов в природе? Именно книги формируют воображение юных читателей, подбрасывают идеи, из которых выраст...
Пишут, что...
…археологи обнаружили на стоянке мамонтов Ла-Прель в округе Конверс бусину, сделанную из кости зайца, возраст которой составляет около 12 940 лет… …астрофизики впервые обнаружили молекулы воды на поверхности астероидов Ирис и Массалия… ...
Слезы как оружие
Женщины прекрасно знают, что стоит пустить в ход слезы, как еще секунду назад грозный, орущий и злобный мужчина вдруг обмякает, теряется и становится похожим на кроткую овечку. Откуда такая обезоруживающая сила женских слез? В чем здесь дело?