Мы не люди, мы не рыбы, мы дельфины

Владимир Борисов, Александр Лукашин

К людям, к людям —
мы их любим,
к ним, к ним!

Семен Кирсанов. Дельфиниада

pic_2018_11_65.jpg
Иллюстрация Владимира Камаева

Шестидесятые годы двадцатого века родили один миф, который стал провозвестником изменения важной парадигмы в биологии — парадигмы о разумности животных. Это миф о дельфинах. Некоторые объективные причины для появления этого мифа наличествовали. Мозг взрослого дельфина около 1700 граммов, что выше среднего веса мозга человека (1400), извилин в коре в два раза больше, чем у человека. Сейчас ученые насчитывают в словарном запасе дельфинов около 14 тысяч звуковых сигналов.

И хотя легенды о миролюбии дельфинов, о том, что они спасают потерпевших кораблекрушения, об их стремлении помогать людям скорее не подтверждаются, фантасты активно содействовали появлению таких легенд.

В 1960 году вышла небольшая повесть Лео Сциларда (правильнее эту венгерскую фамилию транскрибировать как Силард) «Голос дельфинов». Это повесть о том, как в будущем, в 1985 году, Россия и США договорятся об ограничении ядерного вооружения. Дельфины в этой истории обладают огромным интеллектуальным потенциалом, превосходящим человеческий. Язык дельфинов был изучен английскими и советскими учеными, что позволило им договориться. Возможно, именно эта повесть сыграла большую роль в изменении мировоззрения Андрея Сахарова, когда в 1961 году он смог ее прочитать.

Георгий Гамов при переиздании в 1965 году своей книги «Мистер Томпкинс исследует атом» (1944) включил в текст фразу «Разве знаменитый венгерский ученый Лео Сцилард не сказал однажды, что дельфины обладают более развитым интеллектом, чем люди?» и дополнил книгу рассказом о том, как Поль Дирак беседует с дельфином о некоторых тонкостях современной физики.

В романе Артура Кларка «Остров дельфинов» (1963) профессор Казан занимается изучением языка дельфинов и рассуждает о возможном сотрудничестве между людьми и дельфинами, а дельфины в свою очередь просят у людей защиты от косаток.

В целом отношение к дельфинам у пишущей братии складывалось примерно так, как это выразил в стихотворении «Дельфины» (1966) Леонид Вышеславский:

Ни на минуту нет сомненья,
что скоро, скоро я пойму
язык ваш, веру и стремленья,
мои собратья по уму.

Далеко не всегда произведения о наших морских братьях по разуму отличались высокой художественностью или хотя бы новизной подхода к проблеме, но фантасты с удовольствием эксплуатировали эту тему. Например, в рассказе Михаила Грешнова «Обратная связь» (1967) герои изучают поведение дельфинов и стараются добиться обратной связи, вживляя электроды в мозг подопытных животных и себе самим. Делают они это крайне непрофессионально, ничего толком не добиваются, даже погибая, зато автор отметился на популярной площадке.

Сказочные или научно-популярные книги Дмитрия Ольченко «По пути к Атлантиде» (1967, о том, как дети, используя логофарм — прибор, позволяющий общаться с животными, — подружились с дельфинами и кальмарами) и «Приключения Гука» (1968, история о кругосветном плавании изгнанного из своего рода дельфина Гука и его открытиях удивительных тайн Мирового океана) Тура Трункатова (известных ученых-­биологов Всеволода Бельковича и Алексея Яблокова, которые выпустили книгу под псевдонимом), скорее, своей целью имели лишь стремление познакомить детскую аудиторию с современными представлениями о морской жизни.

Особняком в этом ряду стоит небольшая повесть Владимира Высоцкого «Дельфины и психи» (1968, опубликована впервые за рубежом в 1980 году) с подзаголовком «Записки сумасшедшего, или Жизнь без сна». Дельфины здесь появляются, проявляют и разум, и агрессивность, хотя происходит все это, вероятнее всего, в воспаленном мозгу главного героя. Тем не менее интересны откровения одного из дельфинов:

«Почему мы не говорили, а потом вдруг и все сразу? Мы говорили, мы давно говорили, несколько тысяч лет назад говорили, но что толку? Цезарю говорили, Македонскому, Нерону, даже пытались потушить пожар. “Люди, — говорили, — что вы?” А потом плюнули и замолчали, и всю дальнейшую историю молчали, как рыбы, и только изучали, изучали вас — людей. После войны вы построили океанариумы, и Дж. Лилли с приспешниками начал свои мерзкие опыты. Контакта захотели. Мы терпели и это, чтоб не нарушать молчания и увидеть, до чего же в своих опытах может дойти разумное существо, стоящее на довольно высокой ступени, хотя и значительно ниже нас, ибо утверждаю, что всякая нетехническая цивилизация, основанная на самоусовершенствовании индивидуумов, выше всякой технократии! Можете убедиться. Мы не делали ни одного опыта над вами, и только некоторые дельфины позволяли себе контакты с людьми, но это были психически ненормальные индивидуумы, им разрешалось из жалости».

Любопытно, что сходное отношение высказывал Виктор Колупаев, который о дельфинах практически не писал, зато реально работал с ними: «У меня была интереснейшая работа. Например, мы в лаборатории Сибирского физико-технического института, где я работал, создавали аппаратуру, способную излучать сложный ультразвуковой сигнал. Известно, что дельфины общаются как раз в ультразвуковом диапазоне; и вот в командировке на Черном море мы целый месяц провели с ними. Это было огромное сооружение в гектар величиной, разбитое на вольеры, стоящее на бетонных сваях, выходящих прямо из моря. Закрытое предприятие. Дельфинов там учили разным вещам, например, загонять рыбу в сети. Мы с ними очень сдружились. Кататься на дельфинах верхом — в буквальном смысле, сидя, как на лошади, невозможно; на нем можно только лежать. Пообщавшись с ними, ответственно заявляю: это не звери, это по-настоящему разумные существа».

Впервые дельфины появляются у Колупаева лишь в последнем романе «Сократ Сибирских Афин» (2002), где можно найти интересные отголоски давних событий — и о работе автора с этими животными, и об их поведении, и о забастовке…

Бегством дельфинов из секретной американской лаборатории заканчивается и роман Робера Мерля «Разумное животное» (1967), в котором подопытный дельфин заговорил на человеческом языке, но отказался выполнять задания по установке мин на вражеские корабли, потому что любил всех людей, независимо от принадлежности к какой-либо стране. Как обстоит в реальности дело с боевыми дельфинами, не совсем ясно. Например, ВМС США отрицает, что когда-либо обучали своих морских млекопитающих причинять ущерб или вред людям, а также доставлять устройства для уничтожения вражеских судов. ВМФ России вроде бы прекратил обучение дельфинов для военных целей в 1990-е годы, но в 2016 году на сайте государственных закупок появился заказ на покупку пяти дельфинов для Министерства обороны РФ. В любом случае, известно, что дельфинов и морских львов привлекали к обнаружению мин, вражеских подводников и кораблей.

В конце 1970-х тема разумных дельфинов потихоньку угасла в фантастике. В повести Вячеслава Назарова «Зеленые двери Земли» (1977, выходила также под названием «Бремя равных») разумная цивилизация дельфинов, которая управляет равновесием в Мировом океане, принимает решение считать контакт с людьми преждевременным, поскольку те еще недостаточно разумны. (В скобках заметим, что и сами дельфины в повести выглядят излишне наивными и не представляющими по-настоящему всю опасность человеческой цивилизации.)

В похожей манере сделана и повесть Юрия Аликова и Владимира Капустяна «Гонцы Нептуна» (1979), по которой чуть позже был снят фильм «Люди и дельфины» (1983).

А в «Путеводителе по Галактике для путешествующих автостопом» (1979) Дугласа Адамса дельфины представляют собой вторую разумную расу на планете Земля после мышей и пытаются уговорить людей не разрушать собственную планету.

В это же время в США вышел первый роман цикла «Возвышение» Дэвида Брина «Прыжок в Солнце» (1980). Человечество в этом романе занимает довольно серьезное положение в межгалактической иерархии цивилизаций прежде всего потому, что самостоятельно занялось Возвышением (по Брину, это помощь другим расам в развитии и освоении разума). Люди возвысили две земные расы — дельфинов и шимпанзе (причем шимпанзе тайно возвышают другие расы обезьян, в частности горилл). В этом цикле земляне путешествуют по космосу на специальных кораблях, которые приспособлены для участия в экипажах дельфинов, то есть в кораблях отсеки заполнены водой, чтобы дельфины могли свободно перемещаться по кораблю наравне с людьми и шимпанзе.

Пожалуй, последние сорок лет в фантастике практически не принесли никаких новых идей о дельфинах. Например, в романе Энн Маккефри «Дельфины Перна» (1994) эти существа прилетели на Перн вместе с людьми и помогали им ловить рыбу, предупреждали о морских опасностях. Дельфины Перна даже могут говорить на человеческом языке, хотя на самом деле у них нет голосовых связок. Такая вот фантастика.

Разные разности
Бактериофаги против дезодорантов
Метагеномный анализ кожной флоры позволил найти главного злоумышленника, виновного в резком запахе пота — это бактерии Staphylococcus hominis. Но можно ли от них избавиться, не убивая другие кожные бактерии? Исследователи предложили логичное реш...
Липучка против трипсов
Химики ищут замену инсектицидам, подсматривая за тем, как разные растения сами защищаются от вредных насекомых. Некоторые растения выделяют липкие вещества из так называемых железистых волосков. К ним прилипают насекомые-вредители и погибают. Эта стр...
Этанол против гриппа
Во время пандемии ковида в соцсетях распространилось видео, на котором наш соотечественник демонстрировал свой метод лечения ковида — ингаляцию парами этанола. Но тогда над ним посмеялись и отмахнулись. Похоже — зря. Японские исследователи ...
Пишут, что...
…за последнее десятилетие плотность тихоокеанских устриц Magallana gigas в двух заливах Южной Калифорнии увеличилась в 32 раза, что совпадает с летним повышением температуры морской воды на 2–4°C… …пластырь с микроиглами против ...