На трассе – насекомые!
Комаров С.М.
(«ХиЖ», 2017, №10)

pic_2017_10_42.jpg

Художник А.Астрин

Возможно, в не столь уж отдаленном будущем наряду со знаками «Осторожно, дети» или «Осторожно, дикие звери» на автотрассах появятся предупреждающие знаки «Осторожно, лёт насекомых». Заметив этот знак, водитель должен будет сбавить скорость до пешеходной либо, наоборот, резко ускориться. А все потому, что в 1997 году Игнобелевский комитет обратил внимание на проблему гибели наших летучих друзей при столкновении с автомобилем. В том году премии по энтомологии был удостоен Марк Хостетлер из Флоридского университета за научно-популярную книгу «Эта кака на вашем автомобиле». Книга подробно и в увлекательной форме рассказывает о насекомых, которые волею несчастного случая становятся грязными пятнами на вашем ветровом стекле. Кстати, она и двадцать лет спустя продается в интернет-магазинах, например на Amazon.com.

Именно с 1997 года в научной печати отмечается не то чтобы вал публикацией, но хорошо заметный рост интереса к ДТП с участием автомобилей и насекомых. Своего рода итог подвела группа испанских энтомологов из Гранадского университета во главе с Аделью Гонсалес Мехиас, опубликовавшая в 2014 году обзор литературы по данной проблеме («Biodiversity Conservation», 4 ноября 2014 года; doi: 10.1007/s10531-014-0831-2). Из него ясно видны следующие факты. Если до 1997 года исследователей интересовало, как сказываются на жизни насекомых выхлопные газы и антигололедные смеси, то после вручения Игнобелевской премии, особенно в XXI веке, когда читатели книги Хостетлера закончили вузы, в фокусе внимания оказалась опасность от самого автомобиля. Прямому действию автотранспорта на мелких летающих тварей в XX веке посвящено лишь три исследования (1991, 1992 и 1999 годы), а с 2000 по 2013 год — уже шесть. Если же приплюсовать изучение косвенных воздействий автомобилей и дорог, то счет получится 41:4 в пользу XXI века.

Каких же успехов достигли исследователи? Как выяснилось, воздействие и дорог, и автомобилей может быть двояким. Например, асфальтовое покрытие перекрывает пути для передвижения нелетающих насекомых, то есть ранее единая экосистема оказывается разбитой на фрагменты, в которых былое биологическое и генетическое разнообразие уменьшается. Последствия этого не совсем понятны, но специалисты по экологии считают, что это плохо. Однако не для всех ползающих насекомых дорога — зло. Так, муравьи находят на обочинах новые места для жизни и процветают там, если не отравятся противогололедной солью. А комары от соли даже выигрывают — они прекрасно размножаются в подсоленных водоемах. Злую шутку дорожное покрытие играет с водными летающими насекомыми: свет, отражаясь от асфальта, поляризуется и создает миражи, которые путают тех же стрекоз — они принимают асфальт за воду и, что особенно обидно, пытаются в эту «воду» отложить яйца.

Естественно, для летающих насекомых опасны автомобили, однако степень опасности зависит от скорости: столкновений с медленно двигающимися объектами насекомые умеют избегать, а при скорости под 100 км в час автомобиль создает вокруг себя воздушный поток, который, подобно катапульте, отбрасывает насекомое прочь. Лавина несущихся на такой скорости автомобилей порождает воздушную стену, пролететь сквозь которую многим насекомым не удается, и они остаются целы. Отпугивать и тем самым спасать жизни бабочкам, жукам и паукам могут и звуки оживленной трассы, и выхлопные газы, распространяющиеся по обочинам, и создаваемый дорогой микроклимат. С другой стороны, тот же микроклимат, в частности повышенная температура, привлекает некоторых насекомых, например веснянок.

Как бы то ни было, столкновения насекомых с транспортным средством повышенной опасности неизбежны, и многие энтомологи собирают и анализируют информацию о них. Вот свежий подсчет летающих жертв автомобилей, проведенный специалистами из Канады и Австралии под руководством Давида Лебарре из Университета св. Лаврентия («Journal Insect Conservation», 6 октября 2015 года; doi: 10.1007/s10841-0159808-z). В течение двух лет, с мая по август, они ежедневно инспектировали двухкилометровый участок дороги в канадской провинции Онтарио, который пролегает по лугам и болотам вдали от человеческого жилья. Уворачиваясь от пролетающих по трассе автомобилей, исследователи собирали всех погибших насекомых, упавших как на дорожное полотно, так и на обочину. Если от насекомого остались лишь крылышки, брюшко или лапки, они тоже шли в дело: для подсчета из фрагментиков составляли наиболее полное тело жертвы. Находки каждый день сортировали по семействам и подсчитывали число насекомых в каждом из них.

Такая длительная методика сбора информации оказалось весьма плодотворной. Например, в мае 2013 года в провинции случилось массовое размножение мух, особенно слепней, зеленых, синих падальных мух и мух-толстоножек. Тогда и на дороге их погибло огромное количество — более 90 тысяч, а годом ранее, в мае 2012 года, всего 163 штуки. По другим же семействам не было разброса более чем в три раза. Разве что еще веснянки отличились: в 2012 году за время наблюдений их погибло 4 штуки, а в 2013-м — 256. Безусловными лидерами, если не учитывать мушиный выброс мая 2013 года, оказались перепончатокрылые (пчелы, осы, шмели) — 4256 и 8381 соответственно в 2012 и 2013 году. За ними идут чешуекрылые (бабочки) — 2044/2725. На третьем месте двукрылые, они же мухи: 1638/93456.

Лидерство пчел, шмелей, бабочек и мух — очень плохая новость, ведь это опылители цветковых растений. Им и так приходится несладко из-за ядохимикатов, посадок монокультур, сокращающих срок медосбора, застройки лугов и лесов коттеджными поселками и многоквартирными домами. А теперь вот еще и среди жертв ДТП 96% оказались опылителями…

В общем, на каждом километре сельской дорога в Онтарио за сутки с машинами сталкивались 26 перепончатокрылых и по 10 чешуекрылых и двукрылых (а с учетом майского выброса среднее число двукрылых поднимается до 202). По порядку величин это совпадает с данными других исследований. Так, японцы насчитали те же самые 10 погибших бабочек в день на километр дороги в прибрежных районах северной Японии. В Испании их оказалось в восемь раз больше, в Польше —в пять. А вот в Южной Индии бабочек на дорогах гибнет гораздо меньше — от 0,5 до 3 на каждом километре в день.

Канадский подсчет может оказаться неполным, ведь не были учтены те насекомые, что превратились в грязные пятна на стеклах автомобилей, и те, что улетели в кювет. Если ввести поправку на это, оценка оказывается сравнимой с польскими данными, благо и климат схож. Умножая полученные данные (26, 10 и 10/202 шт. на км в день) на общую протяженность дорог в Северной Америке и продолжительность теплого сезона, исследователи получили ошеломляющие числа — 94 млрд пчел, ос и прочих перепончатокрылых, 25 млрд бабочек и 10/188 млрд мух. Если же ориентироваться на польские данные — то в четыре раза больше. Между прочим, во всех пчеловодческих хозяйствах США летом единовременно проживает около 100 млрд пчел (2,5 млн семей в среднем по 40 тысяч пчел в каждой), и пчеловоды жалуются, что летом ульи часто пустеют из-за загадочного «синдрома разрушения семей» — пчелы, улетев за медом, не возвращаются. Летом 2016 года американцы из-за этого лишились 10—15% пчелосемей. Как правило, специалисты винят пестициды: из-за них у пчел меняется психика, и они покидают родное гнездо. Но получается, что столкновения с автомобилями тоже нельзя сбрасывать со счетов. Конечно, не все сто миллиардов перепончатокрылых, погибших на автотрассах, — это медоносные пчелы, но вряд ли их доля мала. Впрочем, ее оценка — предмет будущих исследований.

А что с мерами защиты? Может быть, удастся спасти насекомых, огородив трассу высокими щитами? Такие опыты ставили, но результаты не впечатляют. Вот, например, земляная пчела Nomia melanderi — важный опылитель люцерны. Она летает низко над землей и гораздо сильнее рискует при пересечении трассы, чем летающая на высоте 7 метров медоносная пчела. Но вот поставили трехметровый забор. Казалось бы, забравшись на такую высоту, земляная пчела будет в безопасности. Ан нет: перелетев через забор, она пикирует вниз и сталкивается с автомобилем. Опыт с забором на пути стрекоз-зеленотелок показал, что он защитит насекомых при ширине дороге 6 метров, а вот на 12-метровой не поможет. В общем, меры защиты требуют вдумчивого подхода и тесного сотрудничества биологов с работниками дорожного хозяйства — которые, кстати, еще и не подозревают, что в своих проектах им придется учитывать право на жизнь каких-то мелких букашек. Напомним: не так давно никто и не думал, что права есть у домашних животных...

Еще по теме

prev_2016_01_28.jpg

Как сделать, чтобы человек зимой не вспотел? Рассуждения на эту тему приводят нас к 1995 году, когда свой нанограмм золота от Игнобелевского комитета за работу в области общественного здоровья получили Марта Колд Баккевиг из норвежского внедренческого центра «Sintef» и Рут Нильсен из Датского технического университета. А изучали они влияние мокрого исподнего белья на терморегуляцию человека в холодном климате.

>>

prev_2016_02_28.jpgВ истории деятельности Игнобелевского комитета было несколько случаев, когда премию мира давали за то, что можно назвать «работы по созданию нелетального оружия». Вот, например, премию 2000 года присудили Британскому военно-морскому флоту. В том году офицеры флота на одном из кораблей из-за сокращения бюджета придумали новый метод тренировки артиллеристов. Те выполняли все положенные телодвижения: открывали затвор пушки, помещали внутрь снаряд, наводили на цель. Но не стреляли, а в соответствующий момент громко кричали: «Бух!»

>>

prev_2016_04_16.jpgСтатуи принца Ямато Такэру стоят во многих уголках Японии. Одна из них и послужила объектом игнобелевского исследования: действительно ли птицы избегают сплавов с высоким содержанием мышьяка?


>>
prev_2016_05_36.jpg

Вывод о способности человека бегать по воде хотя бы в инопланетных условиях следует из работы лауреатов Игнобелевской премии 2013 года по физике: коллектив, возглавляемый Юрием Иваненко из римского Института госпитализации и научного ухода за пациентами, изучал бег человека по воде при пониженной гравитации.

>>

prev_2016_06_38.jpgВ 2011 году Игнобелевскую премию по физике вручили за выяснение причин таинственного феномена: почему у дискоболов голова часто кружится, в отличие от метателей молота. Один из лауреатов, Филипп Перрин, в 2005 году стал президентом Европейского общества клинических исследований расстройств систем равновесия.

>>
prev_2016_07_44.jpeg

В 2002 году Игнобелевский комитет присудил Премию мира группе японских специалистов. Награждены они за приумножение гармонии в отношениях между биологическими видами, а именно за создание электронного устройства, которое переводит собачий лай в человеческие слова.

>>
prev_2016_08_38.jpg

Знаменитый принцип Питера гласит: каждый член иерархии стремится достичь своего уровня некомпетентности. Из этого принципа можно вывести различные следствия, главное из которых — неизбежность загнивания и гибели любой иерархии. Расчет, предпринятый итальянскими исследователями, показал, что все не так печально, обойти принцип Питера можно. Для этого нужно, во-первых, признать его существование, а во-вторых, использовать при продвижении людей по ступеням иерархии методы, противоречащие здравому смыслу.

>>

prev_2016_09.jpgПри желании внутри черной дыры действительно можно распознать некоторые детали, присущие аду. Тут есть и бездна сингулярности, и выход через устье норы, и вечное заточение в остатке дыры того, что не смогло выйти при испарении, и стражи ворот, и разные виды материи с разными функциями. Не исключено, что творческое обращение с этой аналогией подскажет новые интересные особенности того, что скрывается за непроницаемым для стороннего наблюдателя горизонтом событий.


>>
prev_2016_10_40.jpg

Игнобелевскую премию по химии за 2005 год вручили Эдварду Касслеру и Брайану Геттелфингеру с кафедры химического машиностроения и материаловедения Миннесотского университета за то, что они попытались экспериментальным путем найти ответ на волнующий всех вопрос: человек быстрее поплывет в сиропе, чем в воде, или медленнее?

>>
prev_2016_11_34.jpeg

Основатель и председатель Общества защиты апострофа Джон Ричардс из английского Бостона за свою полезную деятельность по защите и пропаганде различия между множественным числом и притяжательным падежом удостоился Игнобелевской премии 2001 года по литературе.

>>