Г.А. Томсон

Небывалая сенсация в Париже была вызвана недавно смелым предложением профессора Эшегуайена, знаменитого ученого, заявившего, что Франция не должна терять времени и превратить громадную пустыню Сахару во внутреннее море. Ввиду того что около четверти всей пустынной площади лежит ниже уровня моря, устройство канала приблизительно в 50 миль длины через более высокую часть североафриканского побережья немедленно, по мнению профессора Эшегуайена, создало бы Сахарское море, по величине равное половине Средиземного моря. Этот канал, утверждает знаменитый ученый, не представит больших технических трудностей, так как побережье состоит из песка и мягких образований.

Последствия подобного предприятия, продолжает профессор, были бы грандиозными. Все бесплодные страны, окружающие теперь пустыню, и те части Сахары, которые находятся выше уровня океана, были бы превращены в цветущие, как Европа, так как нынешнее бесплодное состояние обязано совсем не плохой почве, а исключительно недостатку воды. В довольстве и комфорте стали бы тогда существовать целые миллионы человеческих существ, которые в настоящее время влачат жалкое полуголодное существование. Кроме того, могла бы быть прибавлена к владениям Франции новая громадная колония, политическое и экономическое значение которой едва ли можно преувеличить. Флотилия пароходов пересекала бы Сахарское море, глубина которого варьировала бы от 10 до 60 фатомов (от 16 до 100 метров), и цветущая торговая деятельность была бы вызвана между Алжиром и Французской Западной Африкой. Наиболее интересным результатом явилось бы изменение климата всей Северной Африки от крайностей экваториальной жары к приятной температуре Наталя, что увеличивало бы ее значение как места колонизации для европейцев.

Схема профессора Эшегуайена вызвала массу комментариев и возражений. Известные знатоки метеорологии закричали в ужасе, что умерить температуру Африки, значит, переменить климат Европы; что если тропическая Африка должна сделаться умеренной, то Европа станет арктической; рисовались полные тревоги картины Англии, Бельгии и Дании, погребенных под постоянным снегом в несколько футов толщины, а их жителей или поспешно эмигрирующими в более теплые страны или же ведущими образ жизни эскимосов. Еще более поразительный аргумент за оставление Великой пустыни в покое состоит в том, что перемещение стольких биллионов тонн воды повлияет на равновесие Земли, и инженер, который предпринял бы работы по созданию нового моря на карте мира, навсегда потом был бы проклинаем человечеством за изменение оси земного шара.

С другой стороны, другие ученые считают все эти опасения иллюзорными; все предсказываемые возможности преувеличенными. Они приветствуют эту великолепную идею, получившую начало в стране, которая задумала Суэцкий и Панамский каналы. Время уже не за горами, восклицают они с энтузиазмом, когда иссушенная почва станет прудом и пустыня зацветет розами, как предсказано было еврейским пророком века тому назад.

Считаясь с широким интересом и влиянием, которое могло бы быть вызвано осуществлением такого предприятия, а также с борьбой мнений относительно дальнейших следствий этого, я считаю весьма кстати дать популярные сведения о пустыне Сахаре. Нет страны в мире более интересной, чем Великая пустыня Африки; ни одной, о которой так мало знали бы; ни одной, о которой так много рассказывали бы пленительных мифов и верили бы в них. С самых ранних времен истории это было место величавой тайны, место страшных и таинственных явлений, ужасных и превосходящих всякое вероятие происшествий. В действительности же Сахара не столько страшна, сколько грандиозна и удивительна, как удивителен океан или другое какое-либо проявление природы в гигантском масштабе, и, как океан, она может быть усмирена и служить человечеству, если приступить к этому надлежащим образом.

Несмотря на тот факт, что пустыню с незапамятных времен переходили туземные племена, перевозившие фрукты, шелка, ценные деревья и слоновую кость из центральных мест к береговым поселениям, что она пересекается и до сих пор еще в известных пунктах важными караванными путями, до настоящего времени она еще почти не исследована цивиизованным миром. Сэр Ламберт Плейфер, доктор Эрван фон Бари, де Ленц и некоторые другие исследовали, правда, некоторые части ее в течение последних 30 лет, однако остаются еще большие пространства этой территории, на которые никогда не падал взгляд белого человека.

Топографически почти вся северная часть Африки — пустыня, в которой Египет и плодородные горные пункты вдоль Средиземного моря могут быть рассматриваемы как большие оазисы. Географически там три пустыни — Нубийская, окаймляющая Красное море, продолжающаяся через море в Азии в Аравийской пустыне; Ливийская, между Феццаном и Египтом; и Сахара, или Великая пустыня, которая включает большое число небольших безводных трактов, распростирающихся как длинные руки далеко в плодородные страны к северу и югу от главного тела. Последнее представляет обширную сплошную пустыню почти две тысячи миль в длину от востока к западу и почти тысячу миль (в среднем) в ширину от севера к югу. Это составляет площадь приблизительно в 3 595 500 квадратных миль, площадь, равную всей Европе без Скандинавского полуострова. Политически Сахара принадлежит разным государствам, которые окружают ее или имеют протекторат над землями, лежащими близ нее. Отсюда Марокко, Турецкая империя, Италия и через Алжир и Тунис Франция владеют каждая прилежащей к ней частью; но главная часть принадлежит Франции: вдоль Французского Конго и колонии на Сенегале.

Пустыня Сахара имеет много весьма любопытных черт. Наиболее замечательная, может быть, это ее чрезвычайная резкость пограничного очертания. Ставши на северном склоне Атласских гор, мы видим под нами расстилающееся подобие моря, образующее резкую береговую линию вдоль его северного края, скрытые заливы и выдающиеся полуострова которого заняты рядом городов и деревень. К югу, как в Марокко и Алжире, пустыня кончается в некоторых местах так резко, что кажется будто отрезанной ножом, в других же местах она постепенно вливается в хорошо орошаемые и плодородные части Судана. Это подобие моря известных частей Сахары дало начало многим распространенным ложным представлениям относительно ее общего вида и имело даже влияние на идеи и фразеологию некоторых ученых писателей.

Она совсем не низкая песчаная равнина, как это часто предполагается. Она, скорее, страна очень разнообразной поверхности и неправильного рельефа. Неровные холмы бесплодной скалистой формации, известные под именем «хаммада», плато из плотной глины, мощные поля разбросанных камней и округленных водою голышей, мелкие бассейны, наполненные очень соленой водою, и бесплодные степи, покрытые тощим кустарником, перемежаются со знаменитыми песчаными дюнами, которые дают своеобразный характер этой замечательной стране. Те ужасные пространства летучего песка, такого тонкого, что он действительно проникает в кожу путешественника и делает дыхание крайне болезненным, лежат главным образом к востоку, или, как говорят, в Восточном Эрге. В Ливийской пустыне такие места чрезвычайно обширны и беспредельны. В Западном Эрге от атлантического берега до юга мыса Бланке расстилается на 1 300 миль к северо-востоку широкий, от 50 и до 300 миль ширины, пояс дюн, называемых игиди или гиди (берберское слово «дюны»).

Эта страна с высот Алжира и Марокко выглядит, как взволнованное бурей море. Дюны во всех частях Сахары лежат вообще длинными волнообразными рядами, очень похожими на волны океана, с покатым склоном к ветряной стороне и крутым скатом к противоположной. Обычно они от 60 до 70 футов вышины, но достигают, как говорят, в некоторых местах 300 футов. Песок, из которого они образованы, чрезвычайно тонок; в действительности это обломки скал, превращенные в пыль в течение веков силой ветра, тропической жарой дня и острым холодом ночи. При этих условиях достаточно малейшего ветерка, чтобы поднять целые облака пыли, хотя изумительные рассказы о страшных песчаных бурях, которые засыпают целые караваны, — просто сказки. Под влиянием ветра все дюны подвержены до известной степени постоянному изменению, но их равновесие таково, что в топографическом распределении они сравнительно постоянны. Некоторые из них имеют даже собственные названия, как Герн-аль-Шиф и Герн-Абз-аль-Кадер к югу от Голеа в Алжире.

Цвет песка дюн резко золотистый и при солнечном свете блестит и сверкает с поразительной яркостью.Каждое отдельное зерно красновато-желтое от присутствия железа и вообще кристаллического строения, как образовавшееся от бывшей части кварцевой скалы. Гнейс, гранит, известняк, графит и базальт — все представлено в каменистой формации Сахары, но относительное распределение их еще полностью неизвестно. В центральной части пустыни к югу от Алжира находятся красные песчаниковые образования, пыль от которых, несомая к морю ветрами, производит своеобразные красивые эффекты неба, видимые иногда в известных частях Атлантики и особенно в Алжире, куда съезжаются художники со всех частей света изучать и копировать чудесное сочетание темно-малинового, пурпурного и янтарного цветов. Такой песок, происшедший в результате измельчения и рассыпания скал в силу попеременного сильного дневного нагревания и быстрого охлаждения ночью, является активным агентом выветривания. Во многих местах он сделал гладкими, как лед, плоские скалы хаммада. В других местах он исчертил вертикальные поверхности скал курьезными имитациями ледниковых борозд и помог вырезать столбы и столообразные возвышения, которые являются наиболее известными продуктами эрозии Сахары.

Что касается возвышенностей Сахары, то в этом отношении были сделаны некоторые общие измерения в последние несколько лет. Верхняя Сахара состоит из скалистого плато, нигде не ниже 1300 футов вышины, а местами переходящего в значительные вершины; нижняя, к которой плато спускается постепенно, представляет обширную низменность из глины и песка от 200 до 300 футов над поверхностью моря. Научное исследование пустыни показало, что в почве Сахары находятся все элементы плодородной почвы, там же существует много подземных потоков и резервуаров. Если эту драгоценную влагу вывести к поверхности с помощью сотен артезианских колодцев, правильно распределить по земле и дополнить это искусственными резервуарами для собирания воды от случайных дождей, то солидные источники плодородия существовали бы в самой Сахаре. Подобная операция уже была осуществлена на бесплодных пространствах в Северо-Американских Соединенных Штатах.

Было предложено много проектов орошения Сахары. Старый проект, впервые предложенный французским инженером полковником Рудэром и поддержанный, как вполне осуществимый, де-Лессепсом и другими компетентными авторитетами, никогда не отбрасывался в сторону. Затоплениe водами Средиземного моря наиболее низких частей Алжирской Сахары сделало бы плодородными бесплодные песчаные тракты, а ни в коем случае не превратило бы всю пустыню в обширное внутреннее море, как многие воображают, и ни в какой, даже самой малой, степени не повлияло бы на климат Европы, так как только 3 100 квадратных миль территории в форме двух различных озер в центральном и южном Алжире представляли бы все водное пространство.

Профессор Эшегуайен, однако, желает, построить более глубокий и более длинный канал, чтобы затопить много больше пустынной поверхности. Но нужно помнить, что, так как большая часть Сахары от 70 футов и до мили выше уровня моря, а те места, которые ниже уровня моря, главным образом — долины между холмами и горами или бассейны ревних озер, не занимающие больших площадей, то Сахарское море состояло бы только из чрезвычайно неправильной формы водной поверхности, содержащей массу островов и вдающейся в незатопленные округа множеством заливов и бухт. Оно было бы значительно меньше 1/3 Средиземного моря.

Теперь возникают вопросы о важном влиянии, которое подобное море произвело бы на Землю. Оставляя в стороне политические и экономические влияния, остается обсудить возможное его физическое влияние. Наконец в прогрессе человеческого знания человечество испугалось силы своей собственной изобретательности!

Пишущий эти строки чувствует, что поскольку дело касается Сахарского моря, вся тревога напрасна. Нам угрожали, что смещением столь многих биллионов тонн воды равновесие Земли было бы поколеблено.

Высчитаем это. Предположим, Сахарское море имело бы всю площадь в 250 000 кв. миль (сюда включены и сомнительные части пустыни, которые едва ли бы могли быть затоплены) и среднюю глубину в 200 футов. Так как одна квадратная миля содержит 27 878 400 кв. футов, вся указанная площадь содержала бы 6 969 600 000 000 кв. футов и объем 1 393 920 000 000 000 куб. футов. Деля эту сумму на 40 (число куб. футов, занимаемых одной тонной воды), получим: 34 848 000 000 000 тонн воды требуется, чтобы затопить Сахару, как предполагается. Если бы канал был прорезан через северный берег Африки, эти 35 тысяч биллионов* тонн воды притекли бы из Средиземного моря ив то же самое время атлантические воды притекли бы в Средиземное море, пока не установилась бы одинаковая поверхность. Если бы канал был прорезан в западном берегу Африки, воды Атлантического океана втекли бы прямо без всякой видимой пертурбации Средиземного моря. В том и другом случае процесс был бы постепенным; затопление пустыни не было бы внезапным стремительным наводнением.

Конечно, 34 848 000 000 000 тонн — большое количество воды. Та маленькая дуга Атлантического океана, которая образует береговую линию Штатов Новой Англии, Нового Брунсвика и части Новаскотии**, представляет площадь, равную произведению 500 на 500, или 250 000 кв. миль, та же самая площадь, которую мы дали Сахарскому морю. В этой местности происходит ежедневно прилив и отлив, варьируя от 10 футов приблизительно вдоль мыса Код и до 60 футов в некоторых частях залива Фанди.

Допуская среднее 20 футов высоты прилива, получим все число тонн воды, бросаемых на эти берега два раза в день, ровно в 1/10 того, что потребовалось бы для Сахарского моря. Никто никогда не боялся, что эти смещения воды при приливе и отливе нарушат равновесие Земли. 35 тысяч биллионов тонн воды в отношении к массе земли бесконечно малая величина, в отношении к объему океана это капля в ведре. И предполагается, что это количество воды распределится в стране близ экватора. Немного размышления или опыт с шаром покажут, что так как Земля не в точности сферическая, а несколько утолщена у экватора и сплющена на полюсах, то, чтобы отклонить ее настоящую ось, наклоненную на 23 1/2 градуса, необходимо было бы добавить вес к одному из полюсов. Вес же, прибавленный к экватору, не произвел бы никакого эффекта на равновесие оси.

Предупреждают также о перемене климата в Европе. Это более интересное возражение, так как более доступно и вероятно. В настоящее время выпадает очень мало дождя в стране пустынь на севере Африки. Ученые согласны, что эта сухость обязана не окружающим горам, а различным физическим причинам самой страны. Может быть, присутствие обилия воды произвело бы дождь. Конечно, это означало бы, что температура там была бы менее высока, а по ночам не так было бы холодно; но сравнение с другими странами, окруженными морями в экваториальной зоне, показывает, что это одно не уменьшает температуру тропического климата до температуры умеренного пояса. Это устраняет одну из предположенных опасностей. Теплый климат островов Великобритании обязан теплому течению, омывающему их берега; весьма невероятно, чтобы удаление из Атлантического океана нужной для Сахарского моря воды вызвало бы какое-нибудь уклонение теплого течения. Этим устраняется другая опасность.

Третья и последняя опасность, которая находит всеобщую поддержку, состоит в том, что такое море значительно охладило бы ветры, которые дуют из Африки через Средиземное море к южной Европе. Много можно было бы написать об этом интересном вопросе, рассказать, как происходят ветры в этой стране, направление их, влияние и пр. Но здесь достаточно сказать, что в то время, как колонисты, имеющие населить берега Сахарского моря, наслаждались бы прохладно освежающим зефиром, дующим с вод вокруг их жилищ, не произошло бы какого-либо значительного изменения в африканских бризах, которые дуют через Средиземное море.

Провести канал, затопить пустыню, образовать море — в интересах мира и особенно Франции, и последняя должна это сделать, не откладывая дела в долгий ящик.


* Биллион во французской метрической системе был равен 109. — Здесь и далее примеч. ред.

** Речь идет об атлантической береговой линии США (штаты Новой Англии) и Канады (провинции Новый Брунсвик и Новая Шотландия).


Г.А. Томсон (G.A. Tompson) — автор статьи «A Plan for Converting the Sahara Desert into a Sea» («Scientific American», 10 августа 1912 года). Перевод опубликован в декабрьском номере журнала «Природа» за 1912 год.

Перевод с английского А.Р.

 
Разные разности
Магнитная навигация муравьев
Пустынные муравьи Cataglyphis — настоящие ассы навигации. В поисках пищи они удаляются по извилистым тропинкам на несколько сотен метров от своего подземного гнезда. Зато обратно бегут по прямой, срезая все углы и повороты, — как стрел...
Микробы делают чай вкуснее
Что влияет на количество теанина в чае? Этот вопрос исследовали китайские ученые. Они тщательно изучили и сравнили по содержанию теанина 17 сортов чая и выяснили, что все зависит от количества и активности азотфиксирущих бактерий, обитающих на к...
Анатомия «Руанского собора»
В Музее изобразительных искусств имени Пушкина в Москве в феврале и марте прошла необычная выставка. Всего две картины Клода Моне — «Руанский собор в полдень» и «Руанский собор вечером». А рядом были представлены результаты физико-хими...
Пирожное как источник топлива
На волне интереса к биотопливу появилась идея использовать невостребованные хлебобулочные изделия в качестве сырья для биотоплива. А почему бы и нет? Хлеб содержит много крахмала. Он легко расщепляется ферментами на молекулы сахара, которые затем дро...