Прогулки по истории химии

Женщины между алхимией и химией
Леенсон И.А.
(«ХиЖ», 2013, №7)

s20130764 walk.jpg

В XVI веке закончился тысячелетний алхимический период и начался «период объединения», когда в химию влились иатрохимия — приготовление лекарств и «пневматическая химия» — свойства газов. В это время в химии работали и женщины. Одна из самых известных — София Браге (1556—1643), сестра астронома Тихо Браге. София занималась астрономией, ботаникой, историей, медициной, сочиняла стихи и гороскопы для друзей. Тихо был знаком с алхимией, которую называл «земной астрономией»; у него было несколько алхимических лабораторий. В одной из них, в Ураниборге, работала и София. Как положено алхимику, она пыталась получить золото, а кроме того, сделать лекарство для лечения чумы. Она была сторонницей так называемой спагиристической химии, в которой исходные вещества минерального, растительного и животного происхождения сначала «разделяются», а затем снова соединяются в новом качестве.

В обсерватории брата София познакомилась с алхимиком Эриком Ланге. К тому времени она уже овдовела, но выйти за Ланге замуж смогла, только когда получила наследство после смерти отца. Второй муж потратил все деньги, в том числе и на алхимические эксперименты. После его смерти София занялась генеалогий датских дворянских родов. Ее труд на эту тему, опубликованный в 1626 году, ценится историками; материалы, касающиеся ее опытов, не сохранились.

Примерно в то же время во Франции получила признание Мария ле Жар де Гурне (1565—1645), восторженная почитательница Мишеля Монтеня, ставшая его названой дочерью. После смерти Монтеня в 1592 году его вдова попросила Марию подготовить к печати сочинения мужа. Не имея формального образования, молодая женщина отредактировала и опубликовала знаменитые «Опыты». Ее труд имел успех у критиков (современные литературоведы с ними согласны), имя де Гурне стало известным в Европе. Она почувствовала, что может многого добиться, но нужны были деньги — и она решила, естественно, получить золото. Чему- то ее научил друг семьи Монтеня Жан д'Эспанье, ей удалось получить доступ к печи на стекольном заводе, она увлеченно экспериментировала; однако результаты нам не известны - отчеты и лабораторные журналы не сохранились.

Само слово «химия» впервые появилось в названии печатного издания в 1666 году, в учебнике «Милостивая и несложная химия для пользы дам» француженки Марии Мердрак (1610—1680). Она первой из женщин опубликовала учебник химии; в XVII веке книга выдержала несколько изданий во Франции и Италии. В этом учебнике не было привычных сейчас рисунков, диаграмм и графиков, но была таблица, поясняющая смысл более сотни алхимических символов. В предисловии она пишет: «Я разделила эту книгу на шесть частей. В первой излагаются основные положения и особенности химии, а также операции в ней; описаны сосуды, мастики, печи, источники огня, разновесы. Во второй части я говорю о свойствах простых веществ, способах их получения и методах выделения их солей, настоек, жидкостей и эссенций. В третьей части говорится о животных, в четвертой — о металлах, в пятой — о способах получения лекарств, включая ряд испытанных средств. Шестая часть написана специально для дам: обсуждается все, что способно сохранить и усилить красоту». В этой части автор приводит множество рецептов различных мазей и румян, и добавляет: «Я тщательно следила за тем, чтобы не выйти за пределы моих познаний, и я уверена в истинности всего, чему я учу других, и что мои лекарственные средства проверены практикой, за что я восхваляю Господа». Мария Медрак сама заявляет о себе как о первой женщине, публикующей книгу по химии, и оспаривает мнение, что учителями могут быть только мужчины.

Современницей Мердрак была сестра Роберта Бойля Екатерина Бойль (1615—1691), одна из умнейших женщин своего времени (из тех, об уме которых нам что-то известно). Однако ее отец считал, что удел богатых женщин — танцы, вышивание и распоряжения по хозяйству. Он выдал шесть своих дочерей замуж по расчету, и почти всех неудачно. Мужем Екатерины в 1730 году стал некий Артур Джоунс, хам и пьяница. Но Екатерина до замужества успела получить хорошее образование. Вместе с подругой Дороти Мур она занималась химическими экспериментами, в том числе перегонкой, экстракцией эфирных масел из лекарственных растений. Она написала книгу «Kitchin-Physick» («Кухонная физика»), содержащую и ряд медицинских рецептов; из ее работ почти ничего не сохранилось.

Немногим моложе Екатерины была англичанка Маргарет Лукас, в замужестве Кавендиш (1623—1673). В 1645 году она вышла замуж за аристократа Уильяма Кавендиша, герцога Ньюкасла, из старинного рода, к которому принадлежал и Генри Кавендиш. Маргарет считала, что разные вещества состоят из атомов разной формы, и разработала собственную атомистическую теорию. Она была первой женщиной, допущенной в 1667 году на заседание Королевского общества (английской Академии наук), что стало сенсацией в Лондоне. Маргарет Кавендиш — автор поэтических произведений, прозы, философских сочинений, фантастического романа «Пылающий мир», героиня которого через Северный полюс попадает в иной мир, населенный говорящими животными. Маргарет не занималась практической алхимией, но алхимические идеи сильно повлияли на ее творчество.

Заметим, что после нее ни одна женщина не появлялась на заседаниях Королевского общества до 1945 года, когда в зал заседаний вошли кристаллограф Кэтлин Лонсдейл, в честь которой названа гексагональная модификация алмаза, и биохимик Марджори Стивенсон. В 1902 году в Королевское общество поступило предложение принять в его члены физика Герту Айртон, но оно было отвергнуто; однако тремя годами раньше Герта стала первой женщиной, избранной в члены Института инженеров-электриков (IEE). Электрики были менее зашоренными и более практичными.

Следующий, XVIII век добавил еще несколько замечательных имен: жена Лавуазье Мария Анна Пьеретта Польз; автор первого учебника химии для детей «Беседы о химии» Джейн Марсе; автор экспериментального исследования «Очерк о горении» Элизабет Фулхэм. Но только в XIX веке женщины смогли внести весомый вклад в экспериментальную химию.

Еще по теме

С древних времен до нас дошло рассуждение о разрезании яблока. Можно ли продолжать процесс деления (любого тела, конечно, а не только яблока) бесконечно, получая все более мелкие частицы? Или же на каком-то этапе мы получим такие крошечные тельца, которые дальше уже разделить нельзя? Во втором случае материя будет не сплошной, а зернистой. >>
Алхимиков, работавших в Средние века , нельзя назвать учеными в современном смысле этого слова. Они руководствовались какими-то теориями, однако не делали попыток проверить их экспериментально. Они снова и снова повторяли манипуляции, пытаясь провести их «правильно». По представлениям алхимиков все, что нужно, уже было сказано жившими до них авторитетами. Для успеха необходимо только скрупулезно выполнять их заветы. Поэтому алхимию следует признать не наукой, а ремеслом и отчасти — искусством. >>
Первые химические знания люди получили, когда научились использовать огонь (обработка пищи, выплавка металлов, обжиг керамики), брожение сахаристых веществ и приготовление косметических составов. Косметикой пользовались в доисторические времена, а она невозможна без химии. >>
Когда говорят «иероглиф», обычно вспоминают древнеегипетские стилизованные рисунки и таинственные китайские значки, обозначающие слоги, целые слова и понятия. Можно считать, что знаки любого алфавита — это тоже иероглифы, только они обозначают отдельные звуки. Тогда и уравнение химической реакции записывается иероглифами. >>
Если химиками считать также алхимиков, то и среди них можно встретить немало женщин. Более того, именно они были первыми химиками, что неудивительно: у плиты совершаются самые разные химические превращения. >>
Жизнь немецкого химика и алхимика Иоганна Рудольфа Глаубера (1604—1670) пришлась на период расцвета ятрохимии. Эта наука своей основной задачей ставила приготовление лекарств, отсюда и ее название, от греч. γιατρόζ — врач. Фармакология в значительной степени определила жизнь Глаубера.Он чудом выжил во время эпидемии тифа, вылечился, благодаря воде целебного источника, и впоследствии выделил из этой воды ту самую "чудесную соль", с которой оказалось связано его имя.
>>
Американский химик Айра Ремсен получил всемирную известность уже при жизни. Свидетельство тому — статья о нем в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона (правда, фамилия химика написана там «по-немецки»: Ремзен). >>
Сейчас имя австрийского химика знакомо специалистам в области редкоземельных элементов. А когда-то он был известен по всему миру. Потом его затмила слава Эдисона, и не случайно — оба имени связаны с искусственным освещением. >>
Имя Тимана связано с химией душистых веществ. В 1816 году из стручков ванили было выделено кристаллическое вещество с приятным запахом, которое назвали ванилином. Его строение было установлено в 1862 году, оказалось, что ванилин — производное бензальдегида, в молекуле которого помимо альдегидной содержатся ОН- и ОСН3-группы. Синтезировали его в 1874 году Тиман и его коллега Вильгельм Хаарман — окислением хромовой кислотой кониферина, выделенного из изоэвгенола (он содержится в сосновой коре). Через год Хаарман в маленьком городке Гольцминдене в Брауншвейге основал фабрику, производящую ванилин из кониферина; это было первое в мире масштабное промышленное производство синтетического душистого вещества. >>