Прогулки по истории химии

Женщины-химики: самые первые
Леенсон И.А.
(«ХиЖ», 2013, №6)

s20130664 chim.jpg


Более 40% научных работников в российских академических институтах — женщины, хотя на самых верхних ступенях научно-административной пирамиды их меньше. Семь женщин-химиков — члены Академии наук, если считать также био- и геохимиков. Среди 160 лауреатов Нобелевской премии по химии — четыре женщины. И это понятно: несмотря на успехи биологии, мужчины пока не рожают, не кормят грудных младенцев, а некоторые — меньше тратят времени на детей. Но это сейчас; а что было раньше?

Если химиками считать также алхимиков, то и среди них можно встретить немало женщин. Более того, именно они были первыми химиками, что неудивительно: у плиты совершаются самые разные химические превращения. Первой женщиной-химиком, чье имя известно, была жившая в XII веке до н. э. в Древнем Вавилоне Таппути-Белатекаллим. Она упоминается в месопотамских клинописных табличках вместе с помощницей, от имени которой сохранилась лишь окончание: «...нину». Таппути использовала собственные способы экстракции и дистилляции для получения эфирных масел из растений. Причем занималась этим, как сказали бы сейчас, в силу служебных обязанностей: она работала смотрителем во дворце правителя, о чем и свидетельствует вторая часть ее имени.

После заката Вавилона постепенно возвысилась египетская цивилизация. Ее отличало равноправие женщин (некоторые из них стали даже фараонами). Египтянки наравне с мужчинами участвовали в изготовлении пива и лекарственных средств, однако имен этих женщин мы не знаем. То же можно сказать и о Древней Греции; тем более что в этой «колыбели демократии» женщинам отводилась подчиненная роль, им было даже запрещено участвовать в собраниях. А в Древнем Риме и мужчины не оставили следов в химической науке.

Исключением была Александрия. В этой столице эллинистического Египта правила знаменитая Клеопатра (69—30 годы до н. э.). Ей приписывают изобретение алембика — древнего перегонного куба, наблюдения за растворением жемчуга в уксусе, а также авторство «Хризопеи» — рисунка, согласно одной из трактовок изображающего превращение свинца или ртути в золото. Там же, но позднее (время ее жизни в точности не известно), жила легендарная Мария Профетисса, то есть «пророчица», она же Мария Еврейка, Иудейская Мария, Мария Коптская. Ее весьма почитали алхимики, в Средние века ей приписывали составление латинского трактата «О философском камне», а также несколько важных изобретений, таких, как водяная и паровая бани особой конструкции, песчаная баня и перегонный аппарат. Она описала ядовитые свойства ртути, а также черный порошок, получаемый при нагревании с серой свинцовой бронзы — сплава меди со свинцом. Мария Профетисса считается основателем александрийской алхимической школы. Ее теоретические воззрения были типично алхимическими: она разделяла металлы на мужские и женские, считала, что у каждого из них есть тело и душа, о которых можно узнать путем особых алхимических процессов.

Алхимиком была сестра и соавтор знаменитого Зосимы из Панополиса, работавшего в Александрийской академии (как все-таки важна научная атмосфера!). Психиатр Карл Густав Юнг в книге «Психология переноса» пишет: «Алхимия, как разновидность философии, была в основном мужским занятием, вследствие чего ее формулировки в большинстве случаев носят маскулинный характер. Однако не следует упускать из виду тот факт, что женский элемент в алхимии не так уж незначителен, поскольку даже во времена ее зарождения в Александрии встречаем аутентичные свидетельства о женщинах-философах, таких, как Теосебейя, soror mystica Зосимы, а также Пафнутия и Мария Пророчица. Из более позднего времени нам известны алхимики Николя Фламель и его жена Перонель. Mutus liber (лат. «Немая книга», один из самых известных алхимических трактатов: 15 гравюр без текста) в 1677 году рассказывает о муже и жене, которые работали вместе. Наконец, в XIX веке встречаем пару английских алхимиков — Томаса Саута и его дочь, позднее ставшую миссис Этвуд». Soror mystica (лат. «мистическая сестра») — алхимический термин: женщина, которая трудится вместе с алхимиком, когда он смешивает субстанции в своих ретортах.

Сравнительно недавно в Европе стали известны достижения китайских алхимиков, в числе которых были и женщины. В трактате китайского алхимика Гэ Хуна (281—341 н. э.) рассказано о женщине из семьи Фан, которая училась алхимии вместе с одной из жен знаменитого императора и полководца Хань У-Ти. Ей приписывается получение серебра из ртути, но, по-видимому, она просто использовала ртуть для выделения серебра из руды: при нагревании амальгамы серебра ртуть отгоняется и остается чистое серебро. Жившая в Х веке Кэн Сянь-Сен демонстрировала алхимические опыты в императорском дворце. В старинных китайских текстах сохранилось еще несколько имен женщин-алхимиков, но сведения о полученных ими результатах до нас не дошли.

После заката античности науки, в том числе и алхимия, расцвели в арабском мире, но там она оставалась мужским занятием.. А вот в средневековой Европе кое-кто из женщин все же занимался философией и другими науками. Больше всего возможностей для этого было у монахинь, настоятельниц женских монастырей. Самая знаменитая из них — Хильдегарда Бингенская (1098—1179), автор мистических трудов, религиозных песнопений и музыки к ним, а также трудов по естествознанию и медицине; в ее честь назван один из астероидов. Немногим раньше жила еще одна немецкая аббатиса из Саксонии — Хросвита (Росвита) из Гандерсхайма (935—1000?), первая немецкая поэтесса, писавшая на латыни. Об алхимической деятельности этих монахинь почти ничего не известно.

Анна Мария Циглерин (1550—1575) происходила из знатной немецкой семьи. Вместе с мужем Генрихом она помогала алхимику Филиппу Зёммерингу, который работал при дворе герцога Юлия Брауншвейг-Вольфенбюттельского. Их целью было, как у всех придворных алхимиков, получение философского камня, а с его помощью — золота и драгоценных камней. Зёммеринг был мошенником, он получил у герцога «грант» в две тысячи талеров — огромную сумму, эквивалентную почти 60 кг серебра, и бежал. Остальных алхимиков арестовали и судили. Однако не за напрасно потраченные деньги (герцог не мог признаться, что его долго дурачили), а за множество преступлений, в основном выдуманных. По приговору суда Генрих был четвертован, а его жена сожжена заживо (впрочем, тогда по-другому и не сжигали). Остались документы, в том числе протоколы допросов, из которых следует, что Анна Мария не была обманщицей и верила в возможность получения философского камня.

Еще по теме

С древних времен до нас дошло рассуждение о разрезании яблока. Можно ли продолжать процесс деления (любого тела, конечно, а не только яблока) бесконечно, получая все более мелкие частицы? Или же на каком-то этапе мы получим такие крошечные тельца, которые дальше уже разделить нельзя? Во втором случае материя будет не сплошной, а зернистой. >>
Алхимиков, работавших в Средние века , нельзя назвать учеными в современном смысле этого слова. Они руководствовались какими-то теориями, однако не делали попыток проверить их экспериментально. Они снова и снова повторяли манипуляции, пытаясь провести их «правильно». По представлениям алхимиков все, что нужно, уже было сказано жившими до них авторитетами. Для успеха необходимо только скрупулезно выполнять их заветы. Поэтому алхимию следует признать не наукой, а ремеслом и отчасти — искусством. >>
Первые химические знания люди получили, когда научились использовать огонь (обработка пищи, выплавка металлов, обжиг керамики), брожение сахаристых веществ и приготовление косметических составов. Косметикой пользовались в доисторические времена, а она невозможна без химии. >>
Когда говорят «иероглиф», обычно вспоминают древнеегипетские стилизованные рисунки и таинственные китайские значки, обозначающие слоги, целые слова и понятия. Можно считать, что знаки любого алфавита — это тоже иероглифы, только они обозначают отдельные звуки. Тогда и уравнение химической реакции записывается иероглифами. >>
В XVI веке закончился тысячелетний алхимический период и начался «период объединения», когда в химию влились иатрохимия — приготовление лекарств и «пневматическая химия» — свойства газов. В это время в химии работали и женщины. >>
Жизнь немецкого химика и алхимика Иоганна Рудольфа Глаубера (1604—1670) пришлась на период расцвета ятрохимии. Эта наука своей основной задачей ставила приготовление лекарств, отсюда и ее название, от греч. γιατρόζ — врач. Фармакология в значительной степени определила жизнь Глаубера.Он чудом выжил во время эпидемии тифа, вылечился, благодаря воде целебного источника, и впоследствии выделил из этой воды ту самую "чудесную соль", с которой оказалось связано его имя.
>>
Американский химик Айра Ремсен получил всемирную известность уже при жизни. Свидетельство тому — статья о нем в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона (правда, фамилия химика написана там «по-немецки»: Ремзен). >>
Сейчас имя австрийского химика знакомо специалистам в области редкоземельных элементов. А когда-то он был известен по всему миру. Потом его затмила слава Эдисона, и не случайно — оба имени связаны с искусственным освещением. >>
Имя Тимана связано с химией душистых веществ. В 1816 году из стручков ванили было выделено кристаллическое вещество с приятным запахом, которое назвали ванилином. Его строение было установлено в 1862 году, оказалось, что ванилин — производное бензальдегида, в молекуле которого помимо альдегидной содержатся ОН- и ОСН3-группы. Синтезировали его в 1874 году Тиман и его коллега Вильгельм Хаарман — окислением хромовой кислотой кониферина, выделенного из изоэвгенола (он содержится в сосновой коре). Через год Хаарман в маленьком городке Гольцминдене в Брауншвейге основал фабрику, производящую ванилин из кониферина; это было первое в мире масштабное промышленное производство синтетического душистого вещества. >>