Мифы о болезнях и лекарствах

Откуда берутся болезни, как их избежать, а коли уж заболели, то как вылечиться — вот темы, которые интересуют всех. А где всеобщий интерес, там и мифы.

Один из самых грандиозных медицинских мифов — то, что гастриты и язвы происходят от нервов, еды всухомятку и пристрастия к горячительным напиткам. То есть, конечно, и стрессы, и неправильное питание, и тем более пьянство — факторы риска. И все-таки у язвенных заболеваний, к огромному удивлению всего прогрессивного человечества, оказались две причины, не связанные напрямую с трудностями личной биографии пациента («Химия и жизнь», 1998, № 5, статьи А.А.Травина и В.Артамоновой). Гены предрасположенности к язвенной болезни искали долго, фактически на протяжении всей истории медицинской генетики. Нашлось множество генов, в той или иной степени приближающих своего носителя к слизистым кашкам и паровым котлетам вместо красного вина под шашлычок. Взвалить всю вину на некий единственный «ген язвы» не получилось, однако в 1976 году американские генетики под руководством Джеймса Роттера, изучая семейные случаи заболевания, нашли мутантную форму гена, отвечающего за секрецию пепсиногена, белка-предшественника пепсина — пищеварительного фермента. Если у человека есть эта мутация, пепсиногена (и соответственно пепсина) в его желудочном соке больше, чем нужно. Язва неизбежно возникает у четырех из пяти таких людей. И все-таки это — лишь половина всех случаев заболевания.

Гипотеза об инфекционной природе язвы имеет не менее длинную историю, чем «генетическая». Но лишь в 1983 году она была убедительно доказана: австралийские врачи Робин Уорен и Барри Маршалл опубликовали статью, в которой описали открытого ими возбудителя язвы. Чтобы доказать, что появление посторонней живности в желудке — именно причина болезни, а не, скажем, ее следствие, Маршалл совершил поступок, достойный настоящего ученого: выпил культуру бактерии. Результатом был сильнейший гастрит (впоследствии вылеченный), а затем полный триумф. Данные Уорена и Маршалла не опровергнуты по сей день, более того, они получают все новые подтверждения. Всемирная организация здравоохранения официально признала зловещую роль Helicobacter pylori в развитии гастритов, язвы желудка и двенадцатиперстной кишки. Теперь в грамотно построенный курс лечения обязательно входят и тесты на присутствие заразы в организме пациента, и при необходимости — антибактериальная терапия.

Таинственны не только болезни, но и лекарства. История науки полна былей и сказок о том, как люди обнаруживали биологическую активность природного сырья, наблюдая за животными. Тут и легендарные эфиопские козы, которые ели побеги кофе и потом скакали ночи напролет, пока пастухи не решили проверить на себе, с чего это скотинка так взбодрилась. Тут и белые коровы, сраженные солнечным ударом после поедания некой травы, которую приметливые крестьяне назвали зверобоем, — так состоялось знакомство человечества с фотосенсибилизаторами. С подобной же истории зачастую начинаются научно-популярные рассказы о хинине. Дескать, индейцы видели, как пумы сдирают и гложут кору хинного дерева, и научились готовить из нее лекарство от лихорадки, а затем европейцы переняли опыт у индейцев... Но если истории с козами и коровами не лишены правдоподобия, то байка про пуму и хину — наверняка вымысел, что и засвидетельствовал наш постоянный автор В.Б.Прозоровский в статье «Кинкина, или Кора всех кор» («Химия и жизнь», 1984, № 11). Почему? Да сразу по двум причинам: представители семейства кошачьих не болеют малярией, а пумы не живут на высоте от полутора до трех тысяч метров над уровнем моря, где растут хинные деревья.

И даже медицинские приборы, созданные руками человека, порой преподносят загадки. Звуковой, или аускультаторный, метод измерения давления изобрел (о чем не все знают) русский врач Н.С.Коротков (1874—1920). Почти каждый человек хоть раз в жизни вдевал в уши фонендоскоп, застегивал родственнику или знакомому черную манжету выше локтя и давил грушу, накачивая воздух. По мере того как воздух из манжеты медленно выпускают, давление в ней падает, в ушах раздаются отчетливые глухие удары — от «верхнего», систолического давления до «нижнего», диастолического, потом стихают. Спрашивается, что это за звуки? То есть ясно, что слышим мы пульс, но как это кровь, потаенно бегущая по сосудам, ухитряется так шуметь?

В разное время специалисты предлагали гипотезы, связывающие звуки Короткова с завихрениями тока крови в сжатой артерии, с кавитацией, с активными сокращениями мышц сосудистой стенки... Авторы «Химии и жизни» (1987, № 7) предложили свое, весьма убедительное объяснение: «Пока давление крови меньше давления воздуха в манжете, артерия остается пережатой. Во время систолы, когда нарастающее артериальное давление превосходит давление в манжете, артерия начинает расправляться, причем не одновременно по всему пережатому участку, а волной от верхнего края манжеты к нижнему. Но скорость пульсовой волны в уже расправившейся части артерии больше, чем в той, которая еще только начинает расправляться, поэтому «гребень» пульсовой волны движется гораздо быстрее, чем «подошва» (см. статью о цунами в «Химии и жизни, 2005, № 7. — Примеч.ред. )... Когда пульсовая волна начинает опрокидываться и ее фронт становится очень вогнутым, артерия расправляется почти мгновенно, хлопком, приводя в движение окружающие ее мягкие ткани». Эти-то колебания на поверхности руки и воспринимаются как звук.

И кстати, чтобы закончить с мифами: утверждение, что давление на правой и на левой руке у одного и того же человека бывает различным, ни на чем не основано. Если мерить аккуратно, с соблюдением всех несложных правил — должно быть одинаково.

Е.Котина

Еще по теме

Годом рождения «Химии и жизни» мы считаем 1965-й, когда вышел первый номер журнала. Однако решение ЦК КПСС об издании научно-популярного журнала «Химия и народное хозяйство» было направлено в Президиум АН СССР в 1964-м. В академии указание приняли к исполнению, но название журнала предложили изменить... >>
Краткая история журнала в цитатах (1989, № 12). >>
В 2005 году, к 40-летию журнала, мы сделали краткие обзоры современных мифов, или, как сейчас принято говорить, городских легенд, расследованием которых занималась в разные годы "Химия и жизнь". 

Наши мифы (о воде)






>>
Статья Валентина Рича к 40-летию журнала (2005, № 8). >>