Свинцовые отравления | Научно-популярный журнал "Химия и Жизнь"

Свинцовые отравления
Леенсон И.А.
(«ХиЖ», 2018, №10)

Свинец — один из семи металлов, известных с древности. Он иногда встречается в самородном виде и легко выплавляется из руды. С ним связано немало мифов, самый древний — о том, как с помощью расплавленного свинца Беллерофонт победил страшное чудовище Химеру. Как рассказывает Гесиод, Беллерофонт длинным копьем протолкнул кусок свинца в пасть чудовища. Огненное дыхание Химеры расплавило металл, и он потек ей в глотку, прожигая внутренности. Алхимики считали, что тяжелое золото лучше всего получать также из тяжелых металлов — свинца или ртути. Однако плотность золота (19,3 г/см3) намного выше, чем у свинца (11,3 г/см3) и ртути (13,5 г/см3). В любом случае попытки алхимиков получить золото не могли быть успешны.

Древнеримские мастера умели из свинца изготовлять трубы. Сначала отливали из него тонкую пластину, затем оборачивали ее вокруг деревянного стержня (см. рисунок) и запаивали шов оловянно-­свинцовым припоем — третником; его состав с тех пор практически не изменился. Так получали трубы длиной до 3 метров, однако в стыках труб нередко обнаруживались течи, и их надо было ремонтировать. До сих пор куски свинцовых труб находят на раскопках в Италии и в Англии. Долгое время свинец использовали также для починки водопроводных труб, и до сих пор по-­английски водопроводчик — plumber (от латинского plumbum — свинец).

pic_2018_10_32-1.jpg

Однако для подачи питьевой воды на большие расстояния римляне трубы не использовали, а строили акведуки (от лат. aqua — вода и duco — веду). Некоторые из них, «сработанные еще рабами Рима», и сейчас находятся в хорошем состоянии. По поводу древних акведуков существует очень старый миф, суть которого изложена в первой книге «Занимательной физики» Я.И. Перельмана, впервые напечатанной в 1913 году.

«Жители современного Рима до сих пор пользуются остатками водопровода, построенного еще древними: солидно возводили римские рабы водопроводные сооружения. Не то приходится сказать о познаниях римских инженеров, руководивших этими работами; они явно недостаточно были знакомы с основами физики... Римский водопровод прокладывался не в земле, а над ней, на высоких каменных столбах. Для чего это делалось? Разве не проще было прокладывать в земле трубы, как делается теперь? Конечно, проще, но римские инженеры того времени имели весьма смутное представление о законах сообщающихся сосудов. Они опасались, что в водоемах, соединенных очень длинной трубой, вода не установится на одинаковом уровне. Если трубы проложены в земле, следуя уклонам почвы, то в некоторых участках вода ведь должна течь вверх, — и вот римляне боялись, что вода вверх не потечет. Поэтому они обычно придавали водопроводным трубам равномерный уклон вниз на всем их пути (а для этого требовалось нередко либо вести воду в обход, либо возводить высокие арочные подпоры). Одна из римских труб, Аква Марциа, имеет в длину 100 км, между тем как прямое расстояние между ее концами вдвое меньше. Полсотни километров каменной кладки пришлось проложить из-­за незнания элементарного закона физики!»

Однако Перельман был неправ: римские инженеры прекрасно знали про сообщающиеся сосуды. А вот делать длинные (десятки километров) трубы, из стыков которых не хлестала бы во все стороны вода, тогда не умели. В таком водопроводе вода просто не дошла бы до потребителя. Так что в римских акведуках вода большую часть расстояния проходила не по трубам, керамическим или свинцовым, а под уклон по открытому желобу. Тем не менее анализ останков римлян часто показывает повышенное содержание в их костях свинца. Едва ли из-­за свинцовых труб: современные химические исследования показывают, что содержание антропогенного свинца в воде римских водопроводов было максимальным во времена ранней империи, а также в начале средневековья, однако превышение над естественным фоном было максимум в сто раз и все равно не представляло опасности для здоровья («Proceedings of the National Academy of Science», 2014, doi: 10.1073/pnas.1400097111). Видимо, причина была другой. Есть версии, что богатые римляне хранили вино, оливковое масло и другие продукты в освинцованных сосудах, а римлянки использовали содержащие свинец косметические средства, но достоверность их не очевидна.


pic_2018_10_32-2.jpg

Древнеримские свинцовые трубы. I век н. э.

Музей Гровенор. Великобритания

Aото: Wolfgang Sauber.


Более или менее длительный контакт питьевой воды со свинцом чреват хроническим отравлением. Под действием растворенных в воде кислорода и углекислого газа свинец медленно переходит в растворимый гидрокарбонат: 2Рb + О2 + 4СО2 + 2Н2О = 2Рb(НСО3)2. В 1633 году в Свибловой башне Московского Кремля (она стояла на слиянии Неглинной и Москвы-­реки) был установлен «водовзвод» — механизм, который поднимал питьевую воду из колодца под башней наверх, в обитый свинцовыми листами резервуар. Далее по свинцовым же трубам вода под естественным напором подавалась в Кремль, в том числе и для приготовления пищи. Башня с механизмом получила название Водовзводной. По расчетам, концентрация ионов свинца в воде, настоявшейся за ночь в таком водопроводе, на два порядка превышала современную российскую ПДК (0,03 мг/л). Постоянное питье воды с содержанием свинца всего 1 мг/л очень опасно, причем эта концентрация не изменяет ни запаха, ни вкуса воды, и только современные приборы могут ее обнаружить и измерить. Свинец — яд, действующий на все живое, и прежде всего — на нервную систему. Отравление сопровождается потерей аппетита, тошнотой, апатией, слабостью, головокружениями. Именно такие признаки наблюдались у живших в то время в Кремле русских царей: Алексея Михайловича (1629—1676), Федора Алексеевича (1661—1682) и Ивана Алексеевича (1666—1696). Некоторые исследователи считают, что это последствия свинцового отравления (см. «Химию и жизнь», 1976, № 11).

Намного более опасным был обычай подслащивать вина соединениями свинца. С древних пор тригидрат ацетата свинца Pb(CH3COO)2·3H2O, имеющий сладковатый вкус, называли свинцовым сахаром. В Древнем Риме вино для улучшения вкуса кипятили в освинцованных чанах и там неизбежно образовывался ацетат свинца. При потреблении напитка с такой добавкой свинец оказывается в организме, и это гораздо более вероятная причина его накопления у римлян, чем свинцовые трубы.

Многие века соединения свинца использовали для изготовления посуды, косметических средств, белой краски (свинцовые белила). Пигментом для изготовления белил служит основной карбонат свинца 2PbCO3·Pb(OH)2. Такие белила обладают чисто белым цветом, прекрасной кроющей способностью — и очень ядовиты. Под действием желудочного сока карбонат и гидроксид свинца легко превращаются в растворимый хлорид PbCl2. Растворимые соединения свинца далее могут пройти сквозь стенку кишечника и всосаться в кровь. Попадание в организм даже небольших количеств способно привести к необратимым изменениям в головном мозге. Особенно опасно регулярное, пусть даже небольшое поступление свинца в организм, потому что свинец из него почти не выводится, а накапливается, в основном в костях, частично замещая кальций в фосфате Са3(РО4)2. При этом ядовитое действие усиливается со временем. Попадая в мягкие ткани — мышцы, печень, почки, головной мозг, лимфатические узлы, свинец вызывает заболевание — плюмбизм. Как и многие другие тяжелые металлы, ионы свинца блокируют деятельность ряда ферментов. Было установлено, что их активность снижается в сто раз при увеличении концентрации свинца в крови с 10 до 100 микрограммов на 100 мл крови. При этом развивается анемия, поражаются кроветворная система, почки и мозг, снижается интеллект.

В настоящее время свинцовые белила используют в очень ограниченных количествах и только в художественных красках. Но и в этом качестве у свинцовых белил есть недостаток: присутствие в воздухе даже следов сероводорода приводит к их постепенному потемнению из-­за образования черного сульфида свинца: 2PbCO3·Pb(OH)2 + 3Н2S → 3PbS + 2CO2 + 4H2O.

А можно ли отравиться посудой из хрусталя? В стекольном деле хрусталем называют особое стекло с высоким коэффициентом преломления. Для этого в шихту добавляют значительные количества оксида свинца PbO. Ионы свинца очень трудно выщелачиваются из хрустального стекла, поэтому не будет никакого вреда, если выпить шампанское из хрустального бокала. Но длительно хранить напитки в хрустальной посуде, может быть, и не следует.

Сотни лет источником свинца для рабочих некоторых специальностей были типографии. После того как в 1436 году Иоганн Гутенберг изобрел способ книгопечатания с использованием подвижных металлических литер, печатники сотни лет отливали буквы из так называемого типографского сплава на основе свинца (с примесью олова и сурьмы). Неудивительно, что такая работа считалась вредной: рабочие типографий постепенно травились свинцом: вдыхание свинцовой пыли значительно опаснее свинца в пище. Что и обыграл И.П.Штемлер в книге «Гроссмейстерский балл»:

«Филиппа подозвали к плавильне первым. Ковш был тяжелый и жаркий. Сизый дымок вырывался из лопающихся пузырьков.

— Вообще-­то свинец чрезвычайно вреден для здоровья, — слышался голос Левки.

— Если его жрать без хлеба, — согласился мастер».

Иногда можно прочитать, что грибы и ягоды, выросшие рядом с автострадой, накапливают много свинца, который выделился из выхлопных труб автомобилей. Когда-­то это действительно было так: в бензин для повышения октанового числа добавляли немного антидетонатора — жидкого тетра­этилсвинца Pb(C2H5)4. В цилиндре при высокой температуре из него образуются оксиды свинца. И чтобы они не отлагались на стенках, в бензин вводили также этилбромид (или дибромпропан). Эти вещества выносят свинец вместе с выхлопными газами в виде дибромида. Смесь тетраэтилсвинца с этилбромидом называется этиловой жидкостью, а бензин с такой добавкой называется этилированным. В Евросоюзе этилированный бензин был запрещен с 1 января 2000 года, а в России — с 15 ноября 2002 года. Однако свинец и сейчас может попасть в лесные грибы и ягоды, если они выросли неподалеку от промышленных предприятий или дорог. А в некоторые водоемы свинец попадает в период охоты с оружейной дробью, которая к тому же содержит мышьяк.



Эта статья доступна в печатном номере "Химии и жизни" (№ 10/2018) на с. 32 — 33.

Еще по теме

prev_2018_01_18.jpg

В 2005 году в нашем журнале уже публиковались краткие обзоры современных мифов: о воде, о еде и питье, о болезнях и лекарствах. Но тема неисчерпаема, а «химическая мифология» популярности не теряет. Недавно четыре венгерских химика из Дебреценского университета написали монографию «100 химических мифов: недоразумения, неверные трактовки, объяснения», которая была переведена на английский язык и выпущена издательством «Шпрингер».

>>
Мифы о продуктах питания | Научно-популярный журнал «Химия и Жизнь»

Тезис о том, что «все продукты сейчас отравлены», — типичное проявление хемофобии, а хемофобия — следствие незнания и деятельности нечистоплотных СМИ. Послушать алармистов, в пищевой промышленности работают вредители, которые коварно отравляют продукты. Однако население земли вовсе не вымирает, а увеличивается, причем быстро, и средняя продолжительность жизни постоянно растет.


>>
prev_2018_03_14.jpg

Лишь очень малая часть синтетических соединений, попадающих в наш организм, когда-либо исследовалась на предмет опасности для здоровья, включая канцерогенность, воздействие на репродуктивную функцию, на внутриутробное развитие, иммунную систему и так далее. Те, которые изучают, — изучают на подопытных животных; на людях это делать неэтично. Кроме того, обычно изучается воздействие отдельных веществ, тогда как в реальной жизни на нас действует их смесь. При этом каждый год на рынке появляется до 1800 новых химических соединений.

>>
prev_2018_04_28.jpg

В июне 2007 года вступил в силу регламент Европейского союза по «регистрации, оценке, авторизации, ограничению производства и использования химических веществ» — Registration, Evaluation, Authorisation and Restriction of Chemicals, сокращенно REACH. В истории Евросоюза это наиболее детально разработанный законодательный акт, занимающий более 1200 страниц текста; в документе 141 статья, дополненная 27 приложениями.


>>
prev_2018_05_24.jpg

«Экологический образ» химической промышленности, мягко выражаясь, оставляет желать лучшего. Когда простой человек слышит или читает что-либо о химических превращениях, то чаще всего это вызывает у него только отрицательные эмоции. Они связаны с загрязнением окружающей среды, с авариями на химических предприятиях, потому что такие аварии благодаря СМИ становятся широко известными. В то же время фармацевтическая промышленность и биотехнология избежали подобной участи: считается, что они не наносят вреда окружающей среде. А как на самом деле?

>>
prev_2018_07_22.jpg

Авторы книги «100 химических мифов» отдают должное Менделееву, его интуиции и уверенности в своей правоте. Ведь он описывал свойства неизвестных элементов, когда многие химики считали, что уже открыты почти все химические элементы! Лишь Менделеев осмелился не только предсказать открытие новых элементов, но и указать их место в таблице и даже их свойства. Потому что он понимал, что периодическая таблица — не просто удобный способ систематики, а закон природы. Всего таких предсказаний он сделал 16. Авторы книги о химических мифах приводят примеры всех таких предсказаний, в том числе и не подтвердившихся.

>>
prev_2018_09_44.jpg

Широкую известность в конце первого десятилетия XXI века получил эксперимент по «удобрению океана» сотрудниками Института полярных и морских исследований в Бременхафене. Они решили проверить, можно ли уменьшить парниковый эффект, вызванный углекислым газом, удобряя океан соединениями железа. Дело в том, что американский океанограф Джон Мартин ранее показал, что для роста планктона в поверхностных слоях океана необходимы микроколичества железа.

>>