Косметика и другая синтетика: есть ли опасность? | Научно-популярный журнал "Химия и Жизнь"

Косметика и другая синтетика: есть ли опасность?
Леенсон И.А.
(«ХиЖ», 2018, №3)

Во всем мире в промышленном масштабе производится около 100 тысяч различных химикатов. Из них в теле человека найдено более 700. Среди этих соединений — вещества, которые также встречаются в донном осадке, который образуется при очистке сточных вод; в воде, которую использовали для гидравлического разрыва пласта при бурении на газ; в дождевой воде, которая просочилась через мусорную свалку и попала в подземные воды; в сточных водах промышленных предприятий и даже в дыме от сжигания мусора…

Лишь очень малая часть синтетических соединений, попадающих в наш организм, когда-либо исследовалась на предмет опасности для здоровья, включая канцерогенность, воздействие на репродуктивную функцию, на внутриутробное развитие, иммунную систему и так далее. Те, которые изучают, — изучают на подопытных животных; на людях это делать неэтично. Кроме того, обычно изучается воздействие отдельных веществ, тогда как в реальной жизни на нас действует их смесь. При этом каждый год на рынке появляется до 1800 новых химических соединений. Достаточно прочитать, что написано мелким шрифтом на различных кремах, шампунях и прочей косметике: все эти Polysorbates, Laureths, Amyl Cinnamal, PPG-15 Stearyl Ether и т. д. и т. п. — до бесконечности. И ведь на этикетках могут быть указаны не все ингредиенты...

В Интернете про компоненты косметических средств можно прочитать, например, такое: «Сильный канцироген (и это пишет человек, называющий себя врачом!). Вызывает рак носовых перегородок, разрушает печень…» На самом деле, веществ, про которые доказано, что они канцерогены, довольно мало, и, конечно, их не стали бы добавлять в косметику. Так или иначе, все это множество разнообразных соединений в конечном счете оказывается не только в сточных водах, в воздухе и почве, но и в нашем теле, в коже ив волосах. Однако их опасность часто и намеренно значительно преувеличивается. Прежде всего, количества всех этих добавок, как правило, малы. Многие из них полимеры или вещества с большой молекулярной массой, нерастворимые в воде. Следовательно, их опасность незначительна. И, как было указано в предыдущей статье, нет связи между происхождением того или иного вещества (природного) или синтетического) и его опасностью для человека. Весьма широко распространено мнение, что «природное» не может быть вредным, однако оно совершенно неправильно — вспомним цикуту и бледную поганку.

Как показывает объективная статистика, в среднем самую большую реальную, а не придуманную опасность для человека представляют ожирение и его антипод — недоедание. За ними следует антисанитария, приводящая, например, к кишечным заболеваниям (сальмонеллез и др.; см. статью «Секретное оружие конкисты» в февральском номере журнала). Еще меньшая опасность для человека — природные токсины (среди них есть очень опасные, но они встречаются редко) и загрязнения пестицидами. Далее, на самом нижнем уровне шкалы рисков, — пищевые добавки. В связи с этим авторы книги «Мифы в химии» задают вопросы, которые можно посчитать риторическими: «Почему так распространена вера в то, что синтетическим веществам присуща какая-то особая опасность?»; «Почему при доказанном одинаковом вредном воздействии природному соединению отдают предпочтение?»

Американский историк и популяризатор науки Майкл Шермер (основатель Общества скептиков и главный редактор журнала «Скептик»), провел расследование по поводу широко распространенного мифа о прививках, вызывающих аутизм. По его заключению, подобные ни на чем не основанные убеждения, особенно когда они тиражируются средствами массовой информации, настолько сильны, что буквально стирают из памяти людей известные им научные данные, заменяя их вымышленными или основанными на недоразумении. Часто подобные выдумки бывают безобидными. Например, вера в то, что А имеет непосредственную связь с В, хотя на самом деле они никак не связаны, — это не только о прививках и аутизме, на этом основаны многие забавные приметы и суеверия: просыпать соль — быть ссоре, разбить зеркало —к несчастью... А вот противоположное мнение —о том, что А никак не связано с В, тогда как на самом деле связь существует, — может иметь самые серьезные последствия, вплоть до фатальных. Так маленький ребенок не видит связи между игрой со спичками и пожаром. Человек ищет ассоциации и связи, и в его мозгу возникает картина мира. Однако магии и суевериям сотни тысяч лет, тогда как науке, которая пытается устранить ошибки ложных ассоциаций, всего несколько сотен лет.

Пищевые добавки занимают почетное место в длинном списке химических соединений, вызывающих инстинктивный страх у обывателей. Опрос, проведенный в 27 странах Европейского союза, показал, что в среднем треть жителей крайне обеспокоены тем, что фрукты, овощи и крупы содержат «химические добавки». Опрос, проведенный в Венгрии, где живут авторы книги, показал, что пищевыми добавками обеспокоены три четверти жителей. Но современная пищевая промышленность не может обойтись без них. Риск их применения, определенный научными методами, оказался значительно ниже, чем считает «общественное мнение». Покупателям хочется, чтобы разнообразных продуктов на полках было как можно больше, тогда как производителей интересуют снижение себестоимости и простота технологий. А для этого они должны использовать вспомогательные вещества — те самые добавки. Чтобы получить разрешение на использование таких веществ, нужно доказать их безопасность. Во всем мире за этим следят очень тщательно: в Европе это EFSA (European Food Safety Authority, Европейское агентство по безопасности продовольствия), в США — FDA (Food and Drug Administration, Управление по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных средств), в ООН — WHO (United Nations World Health Organization, Всемирная организация здравоохранения, ВОЗ), а также FAO (Food and Agriculture Organization, Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН, ФАО), в России — Роспотребнадзор.

К сожалению, люди мало верят информации, которую распространяют правительственные организации. Они скорее поверят псевдонаучным измышлениям, найденным в газетах, в Интернете, услышанным по телевизору. А собственных знаний, чтобы отличить правду от лжи, у них обычно нет. Хуже того: даже пользующиеся авторитетом организации могут давать людям недостоверную информацию.

Авторы книги о химических мифах приводят факт, который кажется невероятным. В 1991 году в Перу началась эпидемия холеры, которая быстро распространилась на соседние страны. С 1991 по 1994 год зарегистрировали почти миллион случаев заболевания, из них восемь с половиной тысяч со смертельным исходом. Вероятных причин эпидемии было много: плохая санитария, зараженная вода, употребление немытых фруктов и овощей, а также сырой рыбы. Противостоять холере современная медицина умеет. Представитель Панамериканской организации здравоохранения для борьбы с холерой Фред Рейфф рекомендовал простой, дешевый и эффективный способ, известный во всем мире: хлорирование воды. Однако местные работники здравоохранения отказались от этой рекомендации. И «Гринпис» их поддержал! Активисты «Гринписа» ссылались на то, что при хлорировании в воде образуются вредные трихлорметильные соединения. Источником этой, по сути правильной, информации стала научная литература, а также агентства по охране окружающей среды ряда развивающихся стран. Рейфф пытался убедить местные власти в том, что дополнительный риск для людей от образования хлорсодержащих соединений при хлорировании воды ничтожен: одна смерть на 100 тысяч человек за 70 лет. Однако вместо хлорирования людям предложили употреблять в пищу местный цитрус помело: его сок имеет кислую реакцию, которая якобы замедляет размножение холерных вибрионов. Однако эффективность этой меры нельзя даже сравнить с хлорированием.

Показательно, что «Гринпис» снял с себя любую ответственность за эпидемию. Зато проявил большую активность, добиваясь в Конгрессе США запрещения всех хлорсодержащих веществ, упирая на то, что их не бывает в природе, что они — исключительно дело рук человека. Но это вранье: хлорированные соединения образуются в больших количествах при лесных пожарах, при извержении вулканов и даже в результате жизнедеятельности водных организмов. Только в шведских болотах в результате разложения гуминовых кислот ежегодно возникает около 400 тысяч тонн хлорфенолов. А на всей Земле в результате биологических процессов образуется ежегодно 5 млн тонн ядовитого метилхлорида. Для сравнения: химическая промышленность выпускает в год только 26 тысяч тонн этого соединения. Причем за тем, что производит промышленность, мы можем проследить, а за продукцией болот и прочей природы — в основном нет.


pic_2018_03_14-2.jpg

Непроверенных веществ в пищевых продуктах и шампунях не бывает




Эта статья доступна в печатном номере "Химии и жизни" (№ 3/2018) на с. 14 — 15.

Еще по теме

prev_2018_01_18.jpg

В 2005 году в нашем журнале уже публиковались краткие обзоры современных мифов: о воде, о еде и питье, о болезнях и лекарствах. Но тема неисчерпаема, а «химическая мифология» популярности не теряет. Недавно четыре венгерских химика из Дебреценского университета написали монографию «100 химических мифов: недоразумения, неверные трактовки, объяснения», которая была переведена на английский язык и выпущена издательством «Шпрингер».

>>
Мифы о продуктах питания | Научно-популярный журнал «Химия и Жизнь»

Тезис о том, что «все продукты сейчас отравлены», — типичное проявление хемофобии, а хемофобия — следствие незнания и деятельности нечистоплотных СМИ. Послушать алармистов, в пищевой промышленности работают вредители, которые коварно отравляют продукты. Однако население земли вовсе не вымирает, а увеличивается, причем быстро, и средняя продолжительность жизни постоянно растет.


>>
prev_2018_04_28.jpg

В июне 2007 года вступил в силу регламент Европейского союза по «регистрации, оценке, авторизации, ограничению производства и использования химических веществ» — Registration, Evaluation, Authorisation and Restriction of Chemicals, сокращенно REACH. В истории Евросоюза это наиболее детально разработанный законодательный акт, занимающий более 1200 страниц текста; в документе 141 статья, дополненная 27 приложениями.


>>
prev_2018_05_24.jpg

«Экологический образ» химической промышленности, мягко выражаясь, оставляет желать лучшего. Когда простой человек слышит или читает что-либо о химических превращениях, то чаще всего это вызывает у него только отрицательные эмоции. Они связаны с загрязнением окружающей среды, с авариями на химических предприятиях, потому что такие аварии благодаря СМИ становятся широко известными. В то же время фармацевтическая промышленность и биотехнология избежали подобной участи: считается, что они не наносят вреда окружающей среде. А как на самом деле?

>>