Колонизация Мира пыли

С.М. Комаров

При каких условиях может возникнуть колония людей на Луне? Попробуем путем рассуждений прийти к какому-то разумному выводу. А значительную часть информации для этих рассуждений удалось получить благодаря научному кафе с провокационным названием «Колонизация Луны неизбежна?», которое организовал Фонд Андрея Мельниченко в сотрудничестве с «Химией и жизнью».

pic_2023_05_12.jpg
Вот так Искусственный интеллект видит освоение Луны человеком. Картинки сгенерировала нейросеть Midjourney по запросу «Колонизация Луны»

Колонизация — какая?

Колонизация — понятие многозначное. Бывает так, что человек приходит на какую-то землю, устанавливает там свою власть и начинает выкачивать ресурсы. Это империалистическая колонизация.

Другой тип колонизации процветал в Античности и в Средние века, целью же было не освоение ресурсов, а сброс пассионарности. Именно так возник Рим: жители Альбы решили избавиться от буйных молодых людей, размножившихся сверх меры, и отправили их с глаз долой. Эта традиция пришла в Италию от греческих полисов: именно так, выводом части молодых граждан в какую-то отдаленную землю, эллины избавлялись от демографического давления. Знаменитые Крестовые походы с колонизацией франками Ближнего Востока также можно счесть способом решить проблемы перенаселения и пассионарности. Порой колонии создавали вполне устойчивую государственность и экономику на основе местных ресурсов, порой, как это случилось с Иерусалимским королевством и другими крестоносными государствами, без связи с метрополией колонии хирели и исчезали.

Бывали еще военные колонии-поселения. В России их созданием по поручению Александра I занимался граф А.А. Аракчеев. В таких поселениях крестьяне были обязаны жить по воинскому регламенту, обеспечивать провиантом и жильем расквартированные части. Колонию какого же типа реально создать на Луне?

Гелий и металл с Луны?

Для того чтобы проводить империалистическую колонизацию, нужно иметь в отдаленных осваиваемых землях ценный для метрополии ресурс. Тогда его добыча и доставка за тридевять земель могут стать выгодным делом, что и обеспечивает экономическую самостоятельность колониальному проекту. Второе важное условие: добыча этого ресурса должна стоить гораздо дешевле, чем если получать его в метрополии или где-то закупать.

Перспективы колониального товара могут быть обусловлены и политически. Например, блокада Англией берегов Франции в ответ на континентальную блокаду периода наполеоновских войн обрезала поставки тростникового сахара из колоний: его доставка стала очень рискованной и, значит, дорогой. В результате появилась технология производства сахара из свеклы, выращивать которую во Франции вполне возможно, в отличие от тростника. А не будь сахара в свекле, пришлось бы французам забыть о сладких пирожных либо платить за них баснословные деньги.

Имеются ли на Луне нужные условия для развития колониальной экономики? Теоретически там есть дефицитные для Земли ресурсы, причем не только на Луне, но и на астероидах. Это прежде всего уникальное вещество, гелий-3, а также жизненно необходимые для декарбонизируемой экономики редкоземельные (РЗМ) и цветные металлы и конечно же драгоценные металлы, которые всегда в цене.

Однако это теоретически, а практика такова. Чтобы возникла потребность в гелии-3, нужно запустить управляемый термоядерный синтез (неуправляемый человечество давно уж освоило стараниями академика А.Д. Сахарова и его коллег по созданию водородной бомбы). Пока что с этим имеются определенные трудности. Так, Международный термоядерный реактор (ИТЕР), реализующий самый перспективный способ синтеза, когда в гигантский токамак подают гранулы из замороженного трития и дейтерия, пока что не построен, и дата его ввода в строй все время переносится, по последним данным, теперь на 2025 год. Если ИТЕР покажет, что такая конструкция дает превышение выходящей энергии над входящей, пойдет работа по отлаживанию технологии, и на каком-то этапе радиоактивный тритий заменят на стабильный гелий-3. Вот тогда-то Луна с ее огромными запасами гелия-3 и пригодится. Вряд ли такое случится раньше 2050 года.

Однако есть и другой подход: сдавить шарик из замороженной смеси дейтерия и трития лучами сверхмощных лазеров. Кажется, американцам в конце 2022 года удача улыбнулась: они сообщили, что энергия выхода превысила затраченную. Если это удастся повторить, и не один раз, тогда идеи добычи гелия-3 на Луне перестанут базироваться на голой фантазии энтузиастов.

Что же касается редких земель и других металлов, то пока что и на Земле их имеется в достатке и даже перспективные месторождения порой десятилетиями не могут освоить из-за слишком высокой цены получаемой продукции. Такова ситуация, например, с открытым полвека назад Томторским месторождением РЗМ в Якутии, работы на котором в очередной раз намечено начать в 2027 году. Какие уж тут экономически выгодные редкие земли с Луны.

Есть, конечно, ситуация, когда лунные редкие земли и астероидные цветные металлы окажутся столь же востребованы, как свекольный сахар в наполеоновской Франции: если мир окончательно раздробится на фрагменты, граждане которых станут не торговать, а разглядывать друг друга через прицельную планку. Тогда ЕС лишится поставок редких земель из КНР, никеля, меди, титана, палладия из РФ, и его странам придется либо отказываться от декарбонизации, либо искать другие источники. В этом случае, кроме Луны и астероидов, ничего не приходит в голову. В мирное же время идея ввозить полезные ископаемые из космоса выглядит как утопия, впрочем, мы к ней приглядимся ниже.

pic_2023_05_13.jpg

Гений места

Помимо минеральных ресурсов у Луны есть еще такой интересный ресурс, как местоположение. В принципе, в космосе есть несколько областей с особым местоположением. Например, это геостационарная орбита, где спутник постоянно висит над какой-то точкой Земли, или точки Лагранжа, для пребывания в которых нужно затрачивать минимум усилий из-за компенсации сил тяготения небесных тел. Луна в этом списке не исключение: ее близость к Земле, низкая сила тяжести, отсутствие атмосферы, а также наличие твердой почвы под ногами позволяют использовать ее как для размещения научных установок, так и в качестве перевалочной базы для полетов к астероидам и планетам Солнечной системы. Сколь востребован такой ресурс?

Уникальность спутника Земли привлекает прежде всего ученых. Вообще-то их фантазиям нет предела. Как только американцы заговорили о программе «Артемида» и частно-государственном партнерстве в деле освоения Луны, сразу же появились идеи, как это обратить на благо науки. Возьмем ускорительную физику.

Сейчас самый мощный ускоритель, Большой адронный коллайдер ЦЕРНа (БАК), обеспечивает энергию столкновения ионов в 14 ТэВ. А чтобы достичь большего, надо значительно увеличивать протяженность ускорителя. Однако планета Земля оказывается тесновата для таких проектов. Самые разумные из них предполагают максимум десятикратное увеличение энергии. Почти фантастический проект коллайдера, плавающего на воде Мексиканского залива, занимая при этом его периметр, дает увеличение энергии до 500 ТэВ. А что-то более масштабное можно разместить разве что на дне океана. На суше же тоннель гигантского коллайдера будет пересекать границы нескольких государств, и наверняка придется рубить шахты для доступа к тоннелю и размещения аппаратуры в густонаселенных районах.

Зато на Луне можно свободно разместить коллайдер длинной под 11 тысяч километров (длина меридиана Луны), и он обеспечит тысячекратный рост энергии по сравнению с тем, что дает БАК. Строить его нужно вдоль какого-то меридиана, а на экваторе потребуется разместить непрерывное поле солнечных батарей — такое поле шириной 100 км будет бесперебойно обеспечивать коллайдер необходимой энергией. Кстати, строительство лунного энергетического пояса на экваторе — не пустопорожние фантазии: этот проект присутствует в перспективных планах компании «Симадзу» и Японского аэрокосмического агентства. Такая электростанция, если ею кто-нибудь когда-нибудь реально займется, конечно же будет снабжать энергией не только гипотетический коллайдер, но и множество других объектов лунной колонии.

На Земле для коллайдера пробивают тоннель, по которому в созданном там вакууме и летят заряженные частицы, разгоняемые сверхпроводящими магнитами. На Луне, в принципе, можно вообще обойтись без тоннеля, и частицы полетят над ее поверхностью, надо лишь найти способы охлаждения магнитов на солнечной стороне и предусмотреть защиту от метеоритов. Если же этого сделать не удастся, то придется строить тоннель. И тут пригодятся те роботизированные проходческие щиты, без которых не обойтись при сооружении обитаемой базы, ведь для защиты людей от радиации на Луне придется закапываться на несколько метров. В общем, опять-таки получается, что научный прибор оказывается не сам по себе, а становится одним из элементов сложной системы лунной колонии.

Когда гигантский коллайдер на Луне удастся создать, это, по мнению физиков, станет важным шагом к сверхогромному коллайдеру, способному изучать материю на планковском размере, то есть на масштабах кипящей пены виртуальных частиц, слагающих вакуум, что ныне скрыто от нас плотной завесой неведомого. Для этого нужно увеличить энергию столкновений не в тысячу, а в десять квадриллионов раз по сравнению с БАКом. Такой коллайдер будет уже космического базирования — его минимальный размер измеряется не в километрах, а в астрономических единицах — он составит десятую часть расстояния от Солнца до Земли.

Отсутствие атмосферы, ветров, магнитного поля, антропогенного загрязнения радиоволнами, низкая сила тяжести — все это делает Луну уникальной площадкой для размещения телескопов. Например, на Земле астрономам пришлось отказаться от проекта Ошеломляюще большого телескопа (OWL), с диаметром зеркала 100 метров. Оказалось, что сила тяжести и ветер не позволяют его построить, предел — 39 метров, как у строящегося Чрезвычайно большого телескопа (ELT). А на Луне это можно сделать. Такой телескоп позволит подглядывать за тысячами экзопланет и находить на них следы биосферы и техносферы, различать детали рельефа. Гигантский спектрометр, работающий в дальнем инфракрасном спектре, сумеет познать Вселенную, какой она была в первые месяцы Большого взрыва. Удастся разглядеть первые звезды, зародыши галактик, разобраться с динамикой облаков водорода и многом другом. В общем, космологам освоение Луны сулит много плюсов.

Кто-то скажет, что эта деятельность — сплошное разбазаривание казенных денег и перспектив тут еще меньше, чем с поставками лунных редких земель. Это не совсем так. Правительства развитых стран так или иначе выделяют средства на проведение фундаментальных исследований. Это позволяет не только получать научные данные, но и обеспечивает заказами предприятия, занятые высокими технологиями, так сказать, поддерживает их в тонусе. В результате на Земле появляются гигантские дорогие приборы. Например, Большой адронный коллайдер обошелся в 6 млрд долларов с дальнейшим ежегодным бюджетом под 1,5 млрд; идущее строительство Чрезвычайно большого телескопа приближается к 1,5 млрд евро, орбитальный телескоп Джеймс Уэбб потребовал почти 10 млрд долларов.

Строительство на Луне гигантских приборов, невозможных на Земле, станет просто продолжением имеющейся тенденции. И поскольку речь идет не об экономической целесообразности, а о необходимости преодолеть ограничения, накладываемые самой Землей, шансов у такой колонизации совсем не равны нулю. При этом в финансировании могут принять участие и частные компании, рассчитывающие таки заработать на продажах лунных минеральных ресурсов.

Более того, Объединенный альянс пусков, созданный компаниями «Боинг» и «Локхид-Мартин» в 2008 году, уже объявил о готовности покупать воду на околоземной, геостационарной и лунной орбитах от любых поставщиков и вообще планирует создать сеть заправочных стаций, спутников связи, жилых модулей в пространстве между Землей и Луной с предполагаемым обитанием 1000 человек, так называемый план «CisLunar 1000». Поскольку альянс работает по заказам Пентагона, очевидно, что недостатка средств у него не будет. Зачем им вода — поговорим ниже.

Поскольку использование каких-то ресурсов Луны требует строительства из местного материала многокилометровых полей солнечных батарей и вообще разворачивания лунной металлургии, лунное приборостроение может стать тем локомотивом, который потянет всю лунную экономику. Ведь все полученные вещества — кремний для солнечных батарей, титан, алюминий и железо для элементов конструкций, редкие земли для изготовления сверхпроводящих магнитов — можно будет не возить на Землю, а продать прямо на месте, что гораздо дешевле. Значит, государственное финансирование научных программ окажется неплохим подспорьем для частных компаний, стимулом, который поможет им проявить присущую частному бизнесу изобретательность, что и создаст более-менее прочную основу лунной колониальной экономики. Во всяком случае, именно такова идеология американской программы «Артемида».

Вода Луны

А сможет ли Луна послужить перевалочной базой для освоения астероидов и Марса? Теоретически — да, и это направление выглядит перспективней, чем добыча металлов на Луне для доставки их на Землю. Дело в том, что на Луне, как и на Земле, металлы входят в состав минералов и нужно тратить энергию для их извлечения из этих соединений. А вот некоторые астероиды состоят из чистых металлов, прежде всего железа и никеля; они не испорчены процессами окисления и не требуют сложной переработки. Один никелевый астероид обеспечит потребности человечества в этом дефицитном металле на столетия вперед.

Однако добыча металлов на астероидах при стартах с Земли обходится очень дорого: масса возвращаемого груза составляет менее 1% от массы взлетающей ракеты, а 90% приходится на топливо. Выходит, что тонны астероидного вещества привезти можно, а миллионы тонн совершенно нереально. Если же на Луне и астероидах есть запасы воды, то ситуация меняется: топливо можно делать на месте, разлагая воду на кислород и водород солнечной энергией. Тогда, создав лунную базу и организовав при ней топливный заводик, можно медленно, но верно развивать транспортную инфраструктуру на астероидах, выискивая те, что обладают большими запасами воды, и оборудуя там все новые топливные заводы, создать сеть заправочных станций в космосе. После этого освоение и доставка металлов с астероидов могут оказаться несколько более привлекательными, чем если делать это, стартуя с Земли.

Понятно, что создание такой инфраструктуры затянется на многие десятилетия и, вкладывая в это дело средства, нужно обладать железными нервами, ведь возвращаться они будут в руки внуков, а то и правнуков.

Вообще, лунная вода сегодня оказывается самым ценным ресурсом нашего спутника. Так, при полете с Земли на низкую околоземную орбиту, где находится МКС, полезная нагрузка составляет 15% взлетной массы, на геостационарную — 10%, на Луну — 5%, а на Марс — и вовсе 2%. Все остальное — топливо. Если же возить грузы даже с низкой околоземной орбиты, то выходит, что до геостационарной орбиты долетит полезный груз в 58% от стартовой массы, а до Марса — в 40%. И вот тут лунная вода как источник водород-кислородного топлива оказывается просто подарком. Ведь благодаря слабой лунной гравитации вывод на орбиту с Луны некой полезной нагрузки потребует в шесть раз меньше топлива, чем при взлете с Земли. В результате лунная вода, завезенная на МКС, обойдется в 20 раз дешевле, чем при доставке с Земли.

В принципе, ее можно и не разлагать на водород и кислород, а заливать в буксир на ядерной тяге и использовать как рабочее тело реактивного двигателя. Такое использование лунной воды качественно изменит современную космонавтику: грузы можно будет забрасывать с Земли на низкую орбиту, а затем растаскивать их межорбитальными буксирами. Этот подход, похоже, сократит затраты во вполне коммерческом секторе — выводе спутников на геостационарную орбиту.

Неудивительно, что альянс «Боинга» и «Локхид-Мартина» уже готов покупать воду в космосе: взяв подряд на доставку воды по «земным» ценам, а купив ее на Луне, можно получить прибыль, сравнимую с той, что имеет наркомафия. Более того, уже появлялась компания, «Shackleton Energy», которая обещала за 10 млрд долларов начать добычу лунной воды с тем, чтобы возить ее на околоземную орбиту и при этом достичь первой прибыли на четвертый год проекта, а за 12 лет полностью окупить затраты. Жаль, что последняя новость на сайте компании датирована 2015 годом.

pic_2023_05_17.jpg
Такая водяная заправка может в будущем появиться рядом с космической станцией. Тогда не надо будет возить на нее топливо с Земли
Изображение: «Shackleton Energy»

Люди на Луне?

А как с перспективами использования Луны для создания человеческих колоний на других планетах? С планами снять демографическую нагрузку за счет вывода большого числа людей в инопланетные колонии нужно сразу же расстаться: при эффективности доставки полезного груза с Земли хоть в 5%, хоть в 15% от взлетной массы много людей увезти в космос невозможно в принципе. Однако есть другой резон.

Мечтатели указывают: колонизация планет нужна хотя бы для того, чтобы сохранить человечество на случай глобальной катастрофы, преодолеть то, что исследователи космоса называют Большой фильтр. Согласно некоторым идеям, великое и загадочное молчание космоса свидетельствует, что любая цивилизация, достигнув определенного уровня развития, изобретает такой эффективный способ убийства себе подобных, что быстро самоуничтожается. Поскольку человечество на Земле вплотную подошло к этому фильтру, создание некоего инопланетного резервного человечества более чем актуально. Оптимальным местом размещения такой колонии станет Марс, который в какой-то степени подвержен терраформированию.

А что Луна? Скорее всего, она послужит лишь уже упомянутым источником топлива для перевозки поселенцев и оборудования с низкой околоземной орбиты на Марс. Впрочем, не исключен и вариант, когда с Луны на Марс отправляются и различные металлы. Расчет дает, что затраты энергии на строительство из местного материала производства, способного ежедневно отправлять с Луны 300 тонн металлов и 100 тонн воды, в два раза меньше, чем аналогичного производства на Марсе. В связи с этим перед освоением Марса логично развить производственную базу на Луне, оттуда доставлять конструкционные материалы в точку Лагранжа Земля — Луна и затем медленным, но энергоэффективным ионным буксиром везти на Марс. Конечно же это будет гораздо дешевле, чем везти все с Земли.

Однако лунное производство будут строить роботы, и работать на нем станут тоже роботы, управляемые всезнающим Искусственным интеллектом. А для человека Луна — чрезвычайно враждебная среда. Чтобы в ней выжить, нужно создавать искусственную биосферу, которая представляет собой маленький кусочек Земли с ее атмосферой, климатом, защитой от радиации, может быть, с непременным магнитным полем. И обязательными источниками воды, еды, энергии. Из местных ресурсов, естественно.

Если речь идет о лунной базе как пункте перевалки грузов при освоении минеральных ресурсов космоса или для создания научных приборов, то тут можно обойтись роботами с минимальным присутствием человека. Роботам не нужен кусочек Земли, более того, он для них может быть вреден. Поэтому Луна как мир, населенный роботами, обходится дешевле, чем мир с постоянным поселением людей. Если на Луне есть вода, у проблемы постоянного поселения людей все же есть решение, потому что вода — это жизнь.

Обладая неограниченным ресурсом энергии в виде солнечного света, можно, имея воду, организовать производство пищи и накормить колонистов. Из нее можно сделать кислородную атмосферу. Толстым слоем воды можно защититься от солнечной радиации, которая особенно опасна во время вспышек, можно создать и экран, защищающий от тория с его эманациями, если лунные недра окажутся опасно загрязнены этим радиоактивным элементом. А зачем все это нужно? Чтобы разместить штат специалистов, которые станут обслуживать роботов.

И скорее всего, человек, прилетевший на Луну, навсегда на ней останется: из-за радиации Солнца и космических лучей работать на Луне вахтовым методом получается не очень. Ведь вылетев из зоны действия магнитного поля Земли, которое концентрирует космические заряженные частицы в виде поясов Ван Аллена и ограничивает их проникновение на поверхность планеты, космический корабль и находящиеся в нем экипаж и пассажиры оказываются практически беззащитны. Более того, если во время двухнедельного перелета к Луне, не говоря уж о многомесячном путешествии на Марс, произойдет солнечная вспышка, опасность будет смертельной.

В повести Гарри Гаррисона «Врач космического корабля» люди в этих обстоятельствах спаслись, спрятавшись под слоем воды. Насколько реально на самом деле создать такую защиту не очень понятно, специалисты же вполне серьезно советуют космонавтам носить шлемы, заполненные водой для зашиты от радиации самого главного органа человека — головного мозга. Интересно, что металлическая обшивка корабля не только не спасает, но делает ситуацию хуже — из-за наведенной радиации она сама становится источником радиоактивного излучения.

Эти же радиационные соображения дают, что полет на астероиды и ближайшие планеты Солнечной системы — это полет в один конец: на обратный рейс не хватит никакого здоровья. Ну да, в принципе, колонисты из греческих полисов тоже не предполагали возвращаться домой, а летчик-космонавт В.В. Поляков, совершивший самый длительный непрерывный космический полет в 437 суток, говорил: будь у меня шанс слетать на Марс даже без возможности возвращения, я бы обязательно полетел. Однако в этом случае человек должен лететь не в чистое поле, а в уже освоенный роботами район, где для него приготовлено безопасное жилище с всем необходимым для долгой жизни.

Совершенно очевидно, что рано или поздно в колонии на Луне, созданной вполне прагматично для обслуживания техники, начнутся привычные социальные процессы: образование семей, рождение детей. Вот так, вполне буднично, будет положено начало внеземному человечеству. А рассчитывать на то, что кто-то профинансирует создание и последующее снабжение колонии с какой-то романтической целью довольно наивно. Все указывает, что присутствие человека на Луне, равно как и его перемещения по маршруту Земля — Луна — Земля будут сведены к минимуму для экономии затрат.

В общем, как видно, человек появляется на Луне как не очень обязательный элемент разработки лунных ресурсов. Соответственно, если такая разработка оказывается невозможной в силу высоких затрат, отсутствия рынка сбыта, а тем более если запасы воды на Луне ничтожны, тогда и всякие надежды на появление там обитаемой базы надо оставить — постоянного присутствия человека на Луне не будет никогда. За исключением одной возможности.

pic_2023_05_18.jpg
Роботы методом трехмерной печати возводят конструкции производственных корпусов лунной колонии. Для этого есть все возможности: в лунном реголите много легкоплавких стекол, и при нагреве они прекрасно спекают все в монолит. Для производственных роботов радиация не страшна, поэтому производство расположено на поверхности. А людям надо прятаться в недрах Луны. Расчет показывает, что именно трехмерная роботизированная печать сооружений базы дает самые низкие затраты на ее возведение
Изображение: НАСА

Сферомахия

Есть один-единственный вид человеческой деятельности, когда никто не считает затрат и, более того, когда для заказчика и подрядчика выгодно, чтобы затраты были как можно больше. Это война. Удивительно, но даже у самых нищих стран, где народ с голоду собирает коренья в лесу, всегда есть деньги как на закупки вооружений, так и на их разработку, причем по последнему слову науки и техники.

А при чем тут Луна? Об этом великий футуролог Станислав Лем размышлял в романе «Фиаско», а затем кратко сформулировал в одной из публицистических статей, написанных незадолго до смерти. Речь идет о концепции сферомахии, то есть войны сфер, если переводить этот термин дословно. Вот как об этом писал сам мастер:

«Если дело доходит до равновесия сторон в конфликте, то какая-нибудь из сторон пытается преодолеть потолок. Потолком предкосмической фазы можно считать состояние, при котором каждая из сторон может как локализовать, так и уничтожить средства противника. В конце этой фазы становятся доступными для уничтожения как баллистические ракеты глобального радиуса действия, помещенные в кору планеты, так и все подвижные стартовые установки на поверхности или даже на плавучих средствах.

В создавшемся таким образом равновесии взаимного поражения самым слабым звеном становится система связи, выведенная в Космос спутниками распознавания и слежения, то есть дальней разведки, а ключевой является, очевидно, связь этих спутников со штабами и боевыми средствами. Чтобы и эту систему вывести из-под неожиданного удара, который может разорвать ее или ослепить, создается следующая система на более высоких орбитах. Таким образом, мы имеем вид сферомахии, которая начинает раздуваться. И чем больше становится спутников одной и другой сторон, тем чувствительней к повреждениям делается их связь с наземными штабами.

Штабы пытаются избежать этой угрозы. Как морские острова являются непотопляемыми авианосцами в эру обычных войн, так и ближайшее небесное тело, то есть Луна, может стать неуничтожимой базой для той стороны, которая первой освоит ее в военных целях. Поскольку Луна только одна, то каждая из сторон пытается первой на ней обосноваться.

Единственной стратегически оптимальной реакцией на способность противника прерывать связь является придание собственным вооружениям в Космосе возрастающей боевой автономии. Возникает ситуация, при которой все штабы осознают бесполезность централизованных командных операций. Равновесие становится все более шатким: если однажды случится прямой конфликт между спутниками, которые будут ослеплены или уничтожены, то, как пламя во время степного пожара, он перебросится на саму планету.

Здесь действует так называемый эффект зеркала. Одна сторона причиняет другой какой-нибудь вред, нарушая ее связь, и в обмен получает аналогичный ответ. После состязания в точности и мощности баллистических ракет наступает борьба за сохранение связи. Первое было накоплением средств разрушения и только угрозой их применения. Вторая — это война связи, или информационная. Битвы за нарушение связи реальны, хотя не влекут за собой ни разрушений, ни кровавых жертв.

Таким образом, вначале мы имеем порог для лобового столкновения сил на планете, а следующая фаза — милитаризация Космоса. Наиболее важная вещь — от этого вида состязания с определенного момента уже не удастся отказаться».

Тем, кто следит за событиями на фронтах, эти слова, написанные в начале 2000-х, выглядят как удивительно сбывающееся пророчество. Не секрет, что использование спутниковой системы связи Старлинк, номинально созданной подрядчиком Пентагона Илоном Маском для благой цели, предоставления доступа к Интернету из любой точки земного шара, обеспечивает недостижимую ранее точность и оперативность управления войсками, подразделения которых оснащены терминалами этой системы. И опять же не секрет, что Илон Маск всерьез опасается, а российское командование всерьез предупреждает, что при эскалации конфликта спутники системы могут быть выведены из строя.

Более того, ходят слухи, что применение такого противоспутникового оружия уже было продемонстрировано, причем обеими сторонами. То есть дело дошло именно до того, о чем писал Лем: война сама собой, в силу внутренней логики развития конфликта, переходит в космос, и под ударом оказываются именно спутники, обеспечивающие связь. Вполне логично предположить, что на следующем витке развития сферомахии подобные спутники будут развернуты не как сейчас, на нижней околоземной орбите в районе 550 км, а выше, чтобы выйти из зоны действия противоспутникового оружия. Что вызовет, опять же по Лему, уже прямую милитаризацию космоса, благо размещение там обычного вооружения не запрещено договорами.

Ну и, естественно, несбиваемый спутник Луна неизбежно оказывается на каком-то этапе втянутым в раздувающуюся сферомахию. И к этому надо готовиться заранее.

В этой связи планы подрядчиков Пентагона развить транспортную инфраструктуру на различных орбитах между Землей и Луной, обеспечив там присутствие не только роботов, но и развернуть ограниченный человеческий контингент численностью в полк начинает выглядеть уже не как идиллический альтруизм, да и сама программа «Артемида», задуманная в рамках реализации лозунга «Сделаем Америку великой вновь!» тоже. Не исключено, что некоторые аналитики время от времени читают труды именитых футурологов.

Как же меняется судьба лунной колонии при переходе земной цивилизации в период сферомахии? Прежде всего, появление и развитие, невзирая на затраты, постоянно обитаемой базы становится жизненной необходимостью. Всякая другая деятельность вроде создания лунной промышленности, добыча и перевозка полезных ископаемых, сооружение гигантских приборов оказывается факультативом к главной цели — поддержание паритета в рамках сферомахии. Фактически эти службы оказываются в роли крестьян аракчеевских военных поселений.

Уникальный ресурс, обеспечивающий как жизнедеятельность базы, так и решение ею стратегических задач по управлению и снабжению околоземной спутниковой группировки, — это вода. Вода есть на полюсах, в глубоких ложбинах кратеров в зонах вечной ночи. По иронии судьбы там же, на полюсах, но уже на вершинах стенок кратеров расположены и зоны вечного дня: они постоянно освещены лучами Солнца. Совершенно логично располагать базу на полюсе. Тогда в зоне вечного дня ставят солнечные батареи. Скорее всего, их привезут с Земли: коль скоро речь идет о приоритетах в скорости развертывания базы, заниматься долгой историей с созданием на Луне полупроводниковой промышленности просто нет времени, максимум — напечатать здания из лунной пыли. А из зоны вечной ночи станут добывать воду, используя ее на нужды базы и для отправки на околоземную орбиту для спутниковой группировки.

Тут возникает интересный нюанс, не учтенный Лемом. Полюсов-то у Луны два, и они практически эквивалентны. Значит, разворачивать базы в рамках сферомахии там смогут не одна, а две страны или два противостоящих блока стран. И мы прекрасно знаем, кто это. С одной стороны — НАТО во главе с США, а с другой стороны — БРИКС во главе с КНР и РФ; между последними уже подписано соглашение о совместной работе по созданию Международной лунной станции.

Более того, практические работы по этой программе начаты. Так, «Луна-25», старт которой намечен на лето 2023 года, должна впервые прилуниться именно на Южный полюс и там провести бурение на глубину два метра, чтобы оценить наличие воды. Туда же в 2025—2026 годах должны прилететь станции «Чанъэ-6» и «Чанъэ-7», а в 2028 году «Луна-27».

Все идет к тому, что Южный полюс Луны окажется под контролем РФ и КНР, а США и странам НАТО автоматически достается Северный полюс. Конечно, договоры о космосе не ставят никаких запретов любой стране заниматься мирной научной деятельностью где угодно, но логика развития сферомахии подсказывает, что договоры, заключенные в предшествующий период истории, могут быть подвергнуты некоторой фактической корректировке.

В принципе в распоряжении всех, кем движет не доступ к воде для питания военных спутников различных сфер, а научный интерес, оказываются обширные экваториальные области, где можно заниматься прекрасными научными проектами, речь о которых шла в начале этой статьи. Что же касается сферомахии, то, как видно, именно она дает стопроцентный шанс человечеству выйти из своей колыбели и начать экспансию по крайней мере на спутник своей планеты. Собственно, и сама космическая эра человечества началась с необходимости разработать средства доставки ядерных боеголовок на другой континент, а Спутник стал тем приятным бонусом, с помощью которого создатели грозного оружия смогли реализовать свои романтические мечты.


Отставание от графика освоения

Как спрогнозировать будущее? Надо построить формулу, которая свяжет по меньшей мере две тенденции, и посмотреть, как она станет работать на стреле времени. Именно такую работу провели Джонатан Цзян, Кристен Фахи из знаменитой Лаборатории реактивного движения Калифорнийского технологического института и отставной инженер-энергетик Филипп Розен из Ванкувера (Jonathan H. Jiang, Philip E. Rosen, Kristen A. Fahy), выложив статью на сайте препринтов arxiv.org. Они взяли тенденции в развитии вычислительной техники, пресловутый закон Мура, и изменение дальности успешного полета от времени, прошедшего с начала космической эры. Обе зависимости оказались линейными, а корреляция между ними очень высокой, в результате чего удалось связать изменения дальности полета с ростом числа транзисторов на процессоре.

Дальше — больше. Аналогичные зависимости удалось построить для времени от первого успешного пролета автоматической станции мимо какого-то небесного тела до ее первой успешной посадки и до первой высадки людей. Честно говоря, насчет второго авторы явно преступили математические правила, все-таки пытаться строить осмысленные зависимости, имея одну-единственную точку, дату высадки человека на Луне, несколько самонадеянно.

А в результате возник прогноз. Из него следует, что первая высадка человека на Марс произойдет в 2038 году, на астероид в 2064-м, на спутники Юпитера и Сатурна соответственно в 2076 и в 2086-м. Эти данные стоят на прочном фундаменте уже совершенных пролетов автоматических космических станций вокруг соответствующих объектов. Даты, как видно, получились вполне разумные, и, кто знает, может быть, открытая закономерность окажется не менее строгой, чем закон Мура.

А вот с межзвездными путешествиям идет сильное отставание. Так, первую автоматическую станцию к ближайшей звезде, Проксиме Центавра, мы должны были отправить в 2007 году, а зонд, способный совершить посадку на имеющейся у нее планете, — в 2018-м. Аналогичные экспедиции к Тау Кита должны были стартовать в 2010 и 2022-м, к системе Траппист-1, где есть три каменистые планеты в зоне обитаемости, — в 2014 и 2025-м. Ну а к центру Галактики — в 2032 и 2043-м. Как видно, ни одна из этих экспедиций не только не состоялась, но даже не была запланирована. Можно, конечно, счесть, что первый межзвездный полет прошел в соответствии с графиком, ведь «Вояджер-1» в декабре 2012 года вылетел за пределы Солнечной системы, но это явное не то: цели достичь какой-то звезды у него нет.

Что же касается экспедиций с участием человека, то, согласно расчета, они могут состояться в далеком будущем: к каждому из четырех перечисленных объектов соответственно в 2254, 2270, 2290 и 2383-м. Наверное, надо бы приложить усилия, чтобы наверстать график.

С. Анофелес

Разные разности
Собаки все понимают?
Понимание речи — это не чисто человеческий навык. Если у вас есть собака, то вы точно знаете, что это очень умное животное. И кажется, что она понимает, о чем говорят люди. А ведь так и есть.
Исполины против микропластика
Ученых интересует, как ведет себя микропластик в разных средах и как от него защититься или избавиться. И тут пришла подмога, откуда не ждали. Руку помощи с узловатыми крючковатыми пальцами протянули нам дубы.
Светящаяся петуния
Что вы скажете по поводу петунии, чьи цветки светятся в темноте подобно светлячкам? Скажете — небывальщина? Нет. Такие петунии уже появились на рынке. И появились они благодаря российской биотехнологической компании «Планта».
«Царица полей» против мышьяка
У кукурузы как кормовой культуры есть масса достоинств. Недавно ученые обнаружили у нее еще одно необычное свойство. И связано оно с мышьяком.