Красный и белый Желтый Дьявол

мифы06.JPGВпереди отпуска, позади обильная праздниками зима, в разгаре подписная кампания. О чем ни заговори со знакомыми — о посевной на даче, об экзаменах у детишек или о любимой девушке, — разговор неизменно сворачивает на деньги! Чтобы отвлечься, побеседуем, например, о золоте. От разговоров оно, конечно, в шкатулке не появится, но все-таки приятно.

«Трудно найти другое вещество, которое играло бы такую зловещую роль в истории цивилизации — так сурово начинается цикл статей про золото из нашей знаменитой серии «Элемент №...». — И сегодня еще миллионы людей на земле живут в мире «желтого дьявола»... Но, конечно, сам по себе элемент № 79 повинен во всех этих злодеяниях не больше, чем элемент № 92 — в уничтожении Хиросимы» («Химия и жизнь», 1966, № 5). Что верно, то верно: не в элементах дело, а в нас самих, и сегодня больше людей гибнет за некое органическое жидкое горючее вещество, чем за невинный мягкий и ковкий металл. Так что о золоте можно говорить спокойно и с удовольствием.

«Кусочек золота величиной со спичечную головку можно вытянуть в проволоку длиной в 3 километра или расплющить в прозрачный голубовато-зеленый лист площадью 50 квадратных метров» (там же). Ну, о наночастицах золота, о его синих и красных коллоидных растворах, о рубиновом стекле, которое популяризаторы науки любят называть «древнейшей нанотехнологией», наши читатели знают всё. А вот что такое «червонное золото»? Червонное, как всем понятно, — красное, но почему словари уверяют, что червонное золото имеет красноватый оттенок и при этом высокопробное? Разве красный оттенок не говорит о присутствии меди? Откуда вообще взялось распространенное мнение, что червонное золото — «самое хорошее»?

Вот одно из объяснений. «Еще древние греки испытывали чистоту золота огнем. Греческое слово, означающее такую пробу, по-латыни передавалось obrussa. Плиний же первым написал в своей «Естественной истории», будто оно происходит от латинского слова russus — «красный» (хотя на самом деле оно не имело к нему ни малейшего отношения)» («Химия и жизнь», 1983, № 5).

Но более вероятным представляется объяснение попроще. Вот что написано в «Энциклопедии» под редакцией С.Н.Южакова, изданной в Санкт-Петербурге в 1905 году: «Червонное золото — сплав золота с медью в отношении 9:1, употребляется для чеканки монет» («Химия и жизнь, 1985, № 5). Как говорится, правы все: и высокопробное, и содержит медь — в достаточном количестве, чтобы такое золото казалось красноватым по сравнению с более чистым. Почти так же высказывается и словарь Даля: «Красное золото — с медным сплавом, белое золото — с серебряным сплавом». Кстати, вполне возможно, что в Древней Руси словосочетание «червонное золото» не употреблялось: его называли просто красным. Слово же «червонное» (от «червец», кошениль — насекомое, из которого добывали красную краску), по мнению филологов, появилось не ранее XVII века.

Орихалк, упоминаемый Платоном в его повествовании об Атлантиде, скорее всего, содержал больше меди, чем червонное золото. «Самородный металл, ковкий, мягкий, испускающий огнистое блистание» — это наверняка самородное медистое золото, в котором может быть до 25% меди, а также и другие примеси: серебро, платина, палладий, родий («Химия и жизнь», 1991, №1). Однако и по сей день беллетристы, работающие в жанре фэнтези, считают орихалк каким- то особенным вымышленным веществом, вроде толкиеновского мифрила или уэллсовского кэйворита, хотя корни «золото — медь», из которых складывается название, по смыслу совершенно прозрачны...

Кстати говоря, информация Даля относительно «белого золота», содержащего серебро, сегодня уже устарела. Удивительно красивый белый сплав золота делают с добавлением 20% палладия («Химия и жизнь», 1985, № 10) специально для ювелирных украшений с бриллиантами: светлая оправа подходит им больше, чем золотая. Кроме того, в отличие от серебра, белое золото не темнеет и лучше поддается обработке, чем платина.

Миф, в который верят даже некоторые школьные учителя: золото, будучи благородным металлом, растворяется только в царской водке. На самом деле — еще и в горячей концентрированной селеновой кислоте, с образованием Au2(SeO4)3. Причем этот пример не единственный, есть и другие, не вошедшие в школьные учебники («Химия и жизнь», 2003, № 7–8, с.63). Отсюда мораль: никогда не вредно лишний раз заглянуть в справочник.

Еще один живучий миф про золото — его много в морской воде. Впервые содержание золота в воде Ирландского моря близ острова Мэн определил в 1872 году немецкий химик Э.Зонштадт: 67 мг/т. У Сванте Аррениуса получилось еще меньше: 6 мг/т. Нобелевский лауреат Ф.Габер в 20-х годах предпринял первую попытку получить золото из морской воды промышленным методом (для выплаты Германией военного долга). По его данным, Аррениус ошибся в тысячи раз: золота в тонне морской воды от 0,002 до 0,044 мг. Габер от попытки отказался, зато ее предприняла в 60-х годах корпорация «Доу кемикл». Переработав 15 тонн воды, героические золотоискатели намыли драгметалла на сумму менее 1 цента... Между прочим, если извлекать из морской воды все, что в ней содержится, то золото среди других веществ по стоимости окажется на 19-м месте («Химия и жизнь», 1984, № 8). Его опередят, просто за счет количества, самые обыкновенные хлориды и сульфаты.

Вот потому оно и дорогое, что его мало и не каждому оно дается в руки. Как говорится в стихотворении «Алхимик» Алана Милна (перевод Анатолия Гланца, «Химия и жизнь», 1991, № 4):


...Он живет сотню лет и уверился в том,

что у всех нас от золота ломится дом,

что щипцы и решетки каминов кругом

золотые. Забавно, дружище?

Только золота этого он не извлек.

Может, жидкость не та или дрянь порошок.

Но старик говорит, что и это урок:

Ставить опыты следует чище.


Тоже правильно. Будем работать и не будем лениться, дорогие читатели. Глядишь, и озолотимся.


Е.Котина 

Разные разности
Желтки против пожелтения
Пробы красочного слоя, взятые с картин художников эпохи Возрождения, показали, что в них помимо пигментов и масла присутствуют еще и небольшие следы белка, который мог попасть в краску вместе с желтком. Действительно точно известно, что Леонардо да&n...
Споры против полиуретана
Ученые создали биоразлагаемый материал с помощью почвенных штаммов бактерии Bacillus subtilis, способных разрушать термополиуретан. Решение очень простое — подмешать бактерии к полимерам. Причем не сами бактерии, а их споры, которые остаютс...
Бактериофаги против дезодорантов
Метагеномный анализ кожной флоры позволил найти главного злоумышленника, виновного в резком запахе пота — это бактерии Staphylococcus hominis. Но можно ли от них избавиться, не убивая другие кожные бактерии? Исследователи предложили логичное реш...
Липучка против трипсов
Химики ищут замену инсектицидам, подсматривая за тем, как разные растения сами защищаются от вредных насекомых. Некоторые растения выделяют липкие вещества из так называемых железистых волосков. К ним прилипают насекомые-вредители и погибают. Эта стр...