Практикант

Аренев В.
(«ХиЖ», 2016, №5)

s20160549 nanofant praktikant.pngС самого начала было ясно: его отправили сюда от безысходности. Еще один древний дом, каких сотни и тысячи по всему краю, что ты будешь там делать, какие открытия совершишь? Все давно описано, изучено, запротоколировано. Сиди в нем с утра до вечера — скорее сторож, чем этнограф, выметай пыль из углов, урезонивай обнаглевших мышей, пересвистывайся со стрижами. Слишком молодой, чтобы помнить давние, благословенные времена. Слишком наивный, чтобы смириться и признать: они уже никогда не вернутся — ни те времена, ни обитатели дома.

Когда юноша приехал, прежний хранитель встретил его на пороге. «Ну, — сказал, — всё в твоих руках». Практикант ждал, что тот вручит ему ключи, чтоб все честь по чести, но хранитель только засмеялся: «Какие ключи, мальчик! Кто тут что украдет». Сам он почти с облегчением встретил сменщика, пожелал удачи и сказал, мол, в случае чего — я у родственников, в поселке под рекой. Там, мол, и виды покрасивше, и умирать приятней.

Дом был холодный и пустой, практикант первым делом заклеил окна и вымел мусор. Потом устроил себе в одной из комнат жилище, но бывал там нечасто, только спал и ел. А так ходил по дому, пытался сообразить, как они тут жили раньше, на что надеялись, чем питались, во что верили. Как выглядели их дети, как они смеялись и дразнились. Делал заметки, догадываясь, впрочем: никому они не понадобятся.

По ночам смотрел на звезды, слушал сверчков и ночных тварей, перегукивавшихся с башен тоскливыми голосами.

Мечтал: вот распахнется на миг окно в прошлое — все, все увижу сам!

Потом ему сообщили, что дом он держит в образцовом состоянии и поэтому его — дом — выбрали для музея. Приехали машины, аккуратно и быстро разобрали, сложили на платформы, перевезли за город, в особый парк. Там уже стояли другие дома — еще более древние, не многоэтажные и не из бетона, а из кирпича, мрамора, один даже — смешно сказать! — из бревен.

Практиканту предлагали заняться каким-нибудь другим домом, поинтереснее — предлагали настойчиво, с уговорами, сулили золотые горы. Он отказался, конечно. Да уже и не мог бы иначе: слишком привязался к дому.

Жил он где и прежде, машины всё восстановили, если бы не вид за окном, можно было бы решить, что и вовсе никуда не переезжал. Мыши по-прежнему хулиганили, стоило только дать им послабление; все так же плели свои тенета крестовики, стрижи вывели потомство и вот теперь учили птенцов летать. Единороги приходили из-за реки и задумчиво пофыркивали, гуляя по дорожкам.

В парке практикант познакомился с Никоном — низеньким, щуплым старичком, очень забавным. Никон тоже жил в одном из домов, хотя этнографом не был. И вообще любил подчеркивать, что здесь ненадолго. «Как думаешь, — говорил, — я свои три сотни лет прожил для того, чтоб куковать до скончания веков в этом благословенном захолустье?! Нет, брат, я еще ого-го! Если ж не я — то кто позаботится обо всей этой красоте?» — И он обводил руками парк и улыбался совсем не по-стариковски.

Практикант робел перед ним. Вопросов накопилась уйма, но задавать не решался. Просто слушал, а по вечерам делал пометки.

Когда наступила осень, пришла пора улетать. Теперь практикант понял, отчего так настойчиво ему предлагали пере- ехать. Все дома из парка снова разобрали — и погрузили теперь уже на корабль.

«Память, — приговаривал Никон, — великая вещь. Память — это ого-го! Здесь не убудет, а там они пригодятся. Пусть-ка детки по ним учат историю, а, как считаешь?»

Умер Никон еще перед стартом. Практикант плавал по кораблю, рассматривал мигающие поверхности, слышал, как в темноте что-то жужжит, ворчит, вздыхает. Тело Никона, бледное и бездыханное, лежало под прозрачным колпаком.

«И ведь не спросишь у него, — думал практикант. — Не посоветуешься. Глупо как вышло. И чего я стеснялся? Ну человек, ну — видит меня. Старейшины говорят, такое и прежде случалось, на то мы и домовые, чтоб они нас видели».

Потом с ним заговорил голос — металлический, но очень знакомый. Это был Никон, тело его спало, а душа растеклась по всему кораблю. Старт прошел успешно, впереди была долгая дорога к землям, на которые века назад улетели люди.

«Ну вот, — смеялся Никон, — мы теперь на равных: ты домовой, а я — корабельный. Странный вы народ: с нами лететь не захотели, остались — а теперь тоскуете. И так им плохо, и эдак... Прямо как люди, один в один!»

Теперь они подолгу разговаривали — и практикант спрашивал, спрашивал, спрашивал... «А какое там небо? А птицы — есть там птицы? А трава растет? А чем пахнут ягоды? А дождь у вас там мокрый?»

Никон смеялся и отвечал, охотно и в подробностях.

«Ведь врет же! Не может же такого быть! Не может!» — с восхищением думал практикант. Но все равно делал заметки в своем блокноте.

А по ночам ему снились дети: их топот по лестницам, смех, считалочки, дразнилки. Только звуки и тени — он ведь еще не знал, ни разу в жизни не видел, как выглядят настоящие дети.

Разные разности

12.09.2018 18:00:00

Сотрудники геологического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова провели исследования арктического кратера на полуострове Ямал, выяснили причину его образования и открыли новое геологическое явление, ранее известное только для ледяных планет и планетоидов.

>>
07.09.2018 10:00:00

Сотрудник кафедры зоологии позвоночных МГУ имени М.В. Ломоносова в ходе международной экспедиции нашёл и описал новый вид тонконогих чесночниц. Вид назвали Leptobrachium tenasserimense.

>>
04.09.2018 10:00:00

...возможно, на Марсе есть подледное озеро жидкой воды шириной 20 км...


...редактирование геномов с помощью CRISPR-Cas9 может вызывать обширные делеции и геномные перестройки, затрагивающие многие тысячи нуклеотидов и потенциально патогенные...


...гугл-очки с функцией распознавания эмоций по выражению лица снижают проявления аутизма у детей...


>>
31.08.2018 10:00:00

Однозначно ответить на вопрос, какая сила позволяет паукам летать на своей расправленной паутине, никто не может почти двести лет. Похоже на электрическое явление, но никто пока что не собрался изучить связь паука с электричеством. Этот промах исправили Эрика Морли и Дэниэл Роберт из Бристольского университета.

>>
29.08.2018 13:00:00

Ответ на вопрос, заданный в заголовке, искали орнитологи во главе с Мартином Найфеллером из Базельского университета. Правда, не для всех птиц, а для тех, что уничтожают вредителей садов и огородов.

>>