Наши мифы

Что такое мифы, они же предания и сказания? Это, как уверяет энциклопедия, создания коллективной общенародной фантазии, обобщенно отражающие действительность в виде чувственно-конкретных персонификаций и одушевленных существ, которые мыслятся первобытным сознанием вполне реальными.

Что такое современные мифы? Это в общем то же самое, только «первобытное сознание» мы из вежливости опускаем. Некая информация, которая передается из уст в уста (вариант: с сайта на сайт), причем рассказчики заботится больше о художественной стороне, чем о достоверности. Сведения о кактусах, жадно поглощающих компьютерное излучение, подвергаются экспериментальной проверке так же основательно, как в античное время — сведения о динамике Симплегад. Стоит кактус у экрана? Стоит. Пользователь у экрана сидит? Сидит. Оба здоровы? Еще как! Ну и вот. Точно так же и слушателям древнегреческого морехода не к чему было придраться: ну как было проплыть кораблю между скалами, когда они, подлые, нарочно сдвинулись — и в корму! Почему больше не двигаются? Так я выплыл по другую сторону, и заклятье кончилось!.. Остальное довершат поэты.

А представители естественных наук, сталкиваясь с подобными явлениями, каждый раз ломают головы. Действительно ли произошло что-то необычное, или же здесь поработала загадочная творческая сила народа и данная история проходит по ведомству фольклорного отделения факультета филологии? Впрочем, не будем все валить на «народ». Некоторые профессиональные ученые своими трудами тоже обогатили современную мифологию.

«А правда ли, что?..» — с такими вопросами читатели подчас обращаются в «Химию и жизнь». В этом и последующих номерах мы напомним некоторые из мифов, с которыми нам приходилось сталкиваться. (Повод есть: в этом году, как известно, журналу исполняется 40 лет.) Особое внимание мы всегда уделяли воде — «главному веществу» Земли, веществу жизни, самому обыденному и самому загадочному. Поэтому с нее и начнем.

Вот, например: правда ли, что серебряная посуда убивает бактерий в воде? И кстати, действительно ли вода в церковной купели никогда не портится и погружать в нее чувствительное к инфекциям маленькое существо совершенно безопасно?

Примечательно, что вторым вопросом озаботились юные химики еще в 1986 году («Химия и жизнь», № 1). «Святая вода», которую берут из проруби во второй половине января, на Крещение, когда стоят самые сильные морозы, действительно стерильна — микроскопирование показывает, что она не содержит микроорганизмов. А что касается предохраняющего эффекта серебряной купели — в самом деле, бактерицидное действие серебра известно еще с начала ХХ века («Химия и жизнь» 1965, № 3). Небольшие количества ионов серебра (порядка микрограммов), которые попадают в воду со стенок посуды, не предотвратят массированной бактериальной атаки. Зачерпывая серебряной фляжкой водицы из болотца, вы получите расстройство желудка с той же вероятностью, как если бы воспользовались обычной пластмассовой кружкой. А вот исходно чистая крещенская вода, при условии высокой «культуры богослужения» (по аналогии с культурой эксперимента) действительно безопасна. Более высокие концентрации серебра в растворе, например, азотнокислого, могут действовать и как настоящие антисептики. Но вернемся к воде.

Самый шумный миф ХХ века — «живая и мертвая вода», которую получают на кухне электролизом и которая лечит буквально от всего! В июльском номере «Химии и жизни» за 1985 год были опубликованы две большие статьи, посвященные этой проблеме. Первая, доктора медицинских наук Ю.А.Фурманова, называлась «Давайте дуть на воду!». «Эмалированная кастрюля, брезентовый мешок, пластинка из стекла с двумя электродами и выпрямитель электрического тока... Все происходящее показалось скучноватым фокусом: вода из крана наливалась в кастрюлю и в мешок, в эту воду погружались электроды, и, разделенные брезентовой стенкой, они включались в сеть, в результате чего начиналось тихое бульканье». Вода нагревалась примерно до 50оС, после чего прибор выключали, а анодную и катодную воду разливали в два сосуда. Анодная вода имела заметно кислую реакцию (около трех), катодная — щелочную (выше десяти). Полоскания анодной водой тут же вылечили ангину у одной из свидетельниц эксперимента. Идея была в том, что кислая анодная вода обеззараживает и консервирует, как «мертвая вода» русских народных сказок, а щелочная катодная заживляет раны и уменьшает воспаления (будучи, соответственно, «живой»).

Дело в тот раз дошло до переписки с Фармкомитетом Минздрава СССР: разбирательство о пользе мертвой и живой воды шло на полном серьезе. Впрочем, инструкции по применению начали расходиться в народе сразу, результатов исследований никто не дожидался. Продавали эти инструкции даже в парикмахерских. Кто знает, может быть, это и дискредитировало идею. Да и медицинские журналы публиковали результаты неохотно. А ведь факты были. «Кислая вода губительно действует на многие микроорганизмы, отсюда и эффект при ангине, особенно в начальной стадии. Щелочная вода способствует заживлению ран, снимает боль и воспаление... стимулирует процессы регенерации... Ни того, ни другого эффекта не удавалось достичь, просто подкисляя или подщелачивая исходную воду». Таинственный дигидромонооксид снова выступил в роли самого загадочного вещества на Земле.

Но дальше — скучные истины из курса химии: в состав воды могут переходить ионы из материала самодельных электродов (например, железо), вода из водопровода всегда будет содержать хлор и поглощенные из воздуха карбонаты... Словом, что там получится возле электродов — это каждый раз «лотерея». Как, очевидно, и результаты лечения.

Мы писали и о талой воде, и о магнитной воде, и о «памяти» воды, обуславливающей целебные свойства сверхмалых доз лекарств, — всего не перечислишь. Но, пожалуй, две истории старожилы редакции вспоминают чаще других. Одна — «дейтериевый чай от В.В.Похлебкина». Легендарный кулинар, автор множества прекрасных книг о еде и напитках, в своем труде, посвященном чаю, допустил следующий пассаж: «В процессе длительного кипячения из воды улетучиваются большие массы водорода и таким путем увеличивается доля так называемой тяжелой воды D2O, где D — дейтерий... Тяжелая вода, естественно, осаждается внизу любого сосуда — чайника, титана. Поэтому если не вылить остатки кипяченой воды, то при повторном кипячении процент тяжелой воды в данном сосуде еще больше увеличится», вплоть до концентраций, опасных для здоровья человека. Книга «Чай. Его типы, свойства, употребление» была издана в 1968 году, а в № 2 «Химии и жизни» за 1969 год был произведен подсчет. Оказалось, для того чтобы содержание дейтерия в чайнике повысилось хотя бы в десять раз, в чайник придется долить приблизительно 2*1036 г воды, то есть эдак в 300 000 000 раз больше массы Земли... Другое дело, что гадкий вкус воде, долго стоявшей в чайнике, может придавать накипь на стенках, поэтому рекомендации великого кулинара лучше все же последовать. Кстати, в более поздних его книгах о чае «дейтериевого» ляпа уже нет.

Другая история связана как раз с именем великого ученого. Автором крайне нетривиального мифа о воде стал сам Фрэнсис Бэкон, один из родоначальников современного опытного естествознания. В одном из его сочинений говорится, что горячая вода замерзает быстрее, чем холодная. Это мнение получило вторую жизнь после 1969 года. Тогда журнал «Нью сайентист» опубликовал статью об эфиопском мальчике, который сделал удивительное открытие: горячее молоко замерзает быстрее, чем холодное. Был мальчик или нет, неизвестно, но публикация побудила редакторов и читателей «Химии и жизни» ставить опыты и рассуждать. В результате выяснили, что обычно здравый смысл не страдает и холодная вода замерзает быстрее, но при некоторых условиях все происходит наоборот (1970, № 1, 9; 1993, №9; 1994, №11; 2000, №2). Вот только один пример: экспериментатор ставил стаканчики с теплой и холодной водой в морозилку холодильника, покрытую инеем. Горячая вода замерзала быстрее, поскольку стаканчик «протаивал» иней и быстрее соприкасался с холодным металлом. А при замене стаканчиков рюмками (такова уж специфика российского экспериментирования) «эффект Бэкона» сразу пропадал. По крайней мере, так утверждал автор эксперимента И.И.Гольдфаин (2000, № 2). Кому интересно, может проверить.

До новых встреч в следующих номерах!

Е.Котина, М.Рачковский 

Еще по теме

Годом рождения «Химии и жизни» мы считаем 1965-й, когда вышел первый номер журнала. Однако решение ЦК КПСС об издании научно-популярного журнала «Химия и народное хозяйство» было направлено в Президиум АН СССР в 1964-м. В академии указание приняли к исполнению, но название журнала предложили изменить... >>
Краткая история журнала в цитатах (1989, № 12). >>
В 2005 году, к 40-летию журнала, мы сделали краткие обзоры современных мифов, или, как сейчас принято говорить, городских легенд, расследованием которых занималась в разные годы "Химия и жизнь". 

Наши мифы (о воде)






>>
Статья Валентина Рича к 40-летию журнала (2005, № 8). >>